Махачкала
26.05.2019
1 USD 64.6106 Руб 0.0000
1 EUR 72.3186 Руб 0.0000

Журналисты – часовые общества

12:29  17.01.18
0
13

Круглый стол – это та форма общения, благодаря которой есть возможность в уютной атмосфере поговорить о самом важном.

Сергей Снегирев

Сергей Снегирев

Мы открываем рубрику «За круглым столом», и первыми ее гостями в редакции «Проджи» стали наши коллеги, руководители республиканских печатных изданий. Поводом для нашей встречи послужил День российской печати, который наша страна отмечает ежегодно 13 января. Мы пригласили представителей известных, востребованных изданий, чтобы обозначить существующие проблемы, вспомнить историю и обсудить, чего же ждать от журналистики завтра, наметив возможные пути решения проблем.
В беседе приняли участие

Бурлият Токболатова

Бурлият Токболатова

заместитель министра печати РД Сергей Снегирев и главные редакторы известных дагестанских изданий Бурлият Токболатова («Дагестанская правда»), Наида Керимова («Женщина Дагестана»), Мурад Ахмедов («Литературный Дагестан»), Юсуп Хапизов («МК-Дагестан»).
Печать vs электронные СМИ
Б. Т.: Чтение востребовано в обществе, где есть грамотные люди. Нам нужно повышать уровень образованности нашей молодежи, вот тогда у нее будет необходимость в чтении. Мой дедушка давно еще говорил, что настанет

Мурад Ахмедов

Мурад Ахмедов

время, когда мы не сможем оставить в наследство ни леса, ни поля, но должны будем оставить своим детям хорошее образование. Если люди того поколения это осознавали, почему мы не хотим это понять? Сейчас это еще более актуально, чем тогда. Есть такой афоризм: «Те, кто читает, всегда будут управлять теми, кто смотрит телевизор». Абсолютно с ним согласна.
Ю. Х.: К сожалению, после развала Советского Союза в приоритете у людей было все что угодно, но только не образование. Но времена меняются, и люди осознают, что это в нашей жизни одно

Наида Керимова

Наида Керимова

из главных. К сожалению, печатные СМИ с каждым годом потихоньку сдают свои позиции электронным. Но, на мой взгляд, газеты, журналы полностью не проиграют войну сетевым СМИ. Среди нашего населения, не только взрослого, есть очень большое количество людей, которые предпочитают читать новости, статьи на бумажном носителе.
М. А.: Алик Абдулгамидов как-то мне сказал, что он не знает ни одного случая, когда бы человек, работающий на телевидении, вернулся в печатную прессу. Наверное, потому что на телевидении больше возможностей для

Юсуп Хапизов

Юсуп Хапизов

самореализации, да и работать журналисту в определенной степени легче. Редактировать нужно себя, а не собеседника. Из живой речи, как из песни, слово-то не выкинешь.
Б. Т.: В свое время покойный Гамид Гамидов попросил меня сделать интервью с очень авторитетным человеком, который неважно говорил по-русски. Мысли интервьюируемого я, конечно, уловила, и когда принесла ему газету, в которой было опубликовано интервью с ним, он прочитал его и шутя сказал: «Я даже не думал, что я такой умный». В этом примере и раскрывается, как мне кажется, преимущество печати перед телевидением – можно ухватить главную мысль человека, расписать ее в деталях и передать читателям.
Об ответственности
Н. К.: «Со словом нужно обходиться честно», – говорил Гоголь. То, что пишущий должен отвечать за каждое свое слово, вроде бы закономерно и естественно. Но на деле мы видим, что это не так. Вообще, я за цензуру. Возможно, это звучит не очень привлекательно – цензура у нас запрещена. А цензура совести у многих отсутствует. Если приводить примеры из публикаций, телевизионного контента, то слово «некорректность» здесь будет самым мягким. Мне кажется необходимым как-то регулировать то, о чем пишут в СМИ и как пишут. Без цензуры – этической, эстетической – мы нередко наблюдаем настоящий хаос в журналистике, пренебрежение языковыми нормами и моральными установками.
Ю. Х.: Мы несем огромную ответственность перед своими читателями. Своими публикациями мы можем как навредить, так и помочь. Один материал может разжечь вражду между двумя народами, тем более у нас в республике. В последнее время сильно разочаровывают электронные СМИ, переходя на откровенные оскорбления отдельно взятого человека, не имея никаких аргументов. Это не красит профессию журналиста.
Б. Т.: Есть устоявшееся мнение в обществе – о том, что государственные СМИ заставляют писать на одни темы и умалчивать о других. В действительности ни мне, ни вам никто не запрещает поднимать актуальные проблемы и писать о них. Но свобода слова в виде вседозволенности меня тоже пугает, потому что многие этим злоупотребляют. Нередко человек не несет никакой ответственности за то, что он сказал. Газета – печатный орган, юридически зарегистрированный, и он несет ответственность за каждую свою строчку. А что мы видим, заглядывая в электронные издания? Сплошной негатив! Тиражи наших негосударственных изданий тоже падают, и происходит это, наверное, потому, что народ пресытился негативом. Можно и нужно писать о негативных моментах, но профессионально и корректно, ведь критика не является главной целью, она лишь средство для достижения положительного результата, изменения в лучшую сторону жизни людей. Реакция чиновников и в этом случае не заставит себя ждать. Первые лица свой день начинают с газеты. И если печатные СМИ обозначили проблему, то люди из высшего эшелона не смогут бездействовать.
О насущном
Б. Т.: Сегодня, когда я читаю некоторые газеты, меня коробит, что статьи составляются по принципу «как слышу, так и пишу». У журналистов есть возможность зарабатывать, но при этом трудно найти людей, умеющих хорошо писать на русском языке. Некоторых своих коллег я буквально вылавливала из социальных сетей. Я читала их посты, мне нравились стилистика, логика, содержание этих публикаций, и сегодня уже двое блогеров работают у нас. Сейчас, увы, практически нет людей, владеющих русским языком, которые могут для нашего читателя толково расписать ту или иную ситуацию. Что происходит с языком? А происходит следующее: за последние 30 лет образовательный уровень упал ниже некуда.
М. А.: Мало уметь писать, надо еще и уметь отвечать за написанное. А такую ответственность на себя готов взять не каждый.
Ю. Х.: Мир стремительно меняется, меняемся и мы. Нужно искать новые жанры в журналистике и не бояться внедрять их в наши СМИ, а не зацикливаться на том, что есть.
Образовательная функция журналистики
С. С.: Сейчас одно из самых востребованных навыков человека – умение найти нужную информацию, в том числе для самообразования. В связи с этим, возможно, мы снова будем наблюдать расцвет прикладной журналистики – альманахов, отраслевых изданий и т. д. Общественно-политическая тематика будет перемещаться в оперативные форматы доставки информации. Печатное слово будет мигрировать в сторону качественных лонгридов или журналистики знаний, полезной для человека информации. Яркий пример – журнал «Дилетант» Алексея Венедиктова: никто не верил в его успех, но сейчас он востребован не только в России, но и за пределами нашей страны. Другой пример – «Проджи» – частное, яркое и востребованное СМИ, имеющее своего читателя. Это хороший продукт, который приятно держать в руках и читать. Я думаю, если бы наша печатная пресса смещалась бы в этот формат, то мы могли бы наблюдать линейный рост не только за счет развития сети дистрибьютеров, но и за счет качества.
Ю. Х.: Если мы сегодня говорим, что нужно поднять образовательный уровень, поднять в обществе интерес к газетам и журналам, то для начала нужно сделать доступными цены на печатные СМИ. Цена и доставка – это главная проблема для печатных изданий, если говорить о тираже. Если государство частично возьмет на себя дотацию подписки, я вас уверяю, тиражи будут только расти.
Б. Т.: Я с этим согласна, ведь складывающиеся проблемы привели к тому, что резко снизился показатель тиражей. Не потому что газеты и журналы перестали быть интересными. Годовая подписка на газету «Дагестанская правда» стоит 2 168 рублей, и для бюджета сельской семьи это очень тяжелое бремя. Поэтому ценообразование в области печатных СМИ – это первая причина их непопулярности. При такой цене наша редакционная составляющая из этой суммы – всего 800 рублей, а все остальное – это деньги почты. Более того, государство закладывает деньги, чтобы «Дагестанская правда» каждый день была на столе у наших читателей. А что мы видим в действительности? Нашу газету везут в горы в неделю раз.
О печати в Дагестане
С. С.: В Республике Дагестан на 1 000 человек подписных тиражей 92 экземпляра изданий. Для сравнения: в Чечне – 228, Северной Осетии – 320, Республике Ингушетия – 8. Разрыв, даже между регионами СКФО, просто катастрофический. В Дагестане зарегистрированы электронные, печатные и сетевые издания всех типов собственности – от частных до муниципальных, все они имеют своего потребителя. У нас зарегистрировано 392 издания, из них электронных примерно половина. Если мы повысим качество бумаги, цветности, улучшим систему дистрибьюции, то в век, когда тиражи падают, в Дагестане они будут расти, как минимум, вследствие того, что сейчас не все желающие могут купить газетно-журнальную продукцию. Это связано с тем, что в Дагестане очень мало розничных точек, продающих газеты и журналы. Согласно нормативам, утвержденным Минкомсвязи России, в республике не хватает 7 000 киосков и павильонов прессы. Главный редактор «АиФ» в Дагестане Вефадер Меликов проводил исследование, исходя из которого стало известно, что одну газету на местах читают иногда до пяти человек – значит, тиражи востребованы.
Б. Т.: Так и есть! В определенных районах нашей республики газету выписывает кто-то один, и вечерами на годекане собираются 10–15 человек, чтобы почитать выпуск.
М. А.: Это и говорит о том, что реальные тиражи занижены. Запрос на информацию у людей есть. Если раньше, в советские годы, было принято бороться с так называемой вражеской идеологией, то сейчас нужно – с совершенно непрофессиональной информационной средой, вражеской уже не в кавычках, а по-настоящему. Люди часто принимают на веру любую провокационную пропаганду из Интернета, когда намеренная дезинформация распространяется со скоростью вируса. А это дестабилизирует ситуацию в целом. С появлением Интернета люди во многом перестали верить журналистам, потому что часто не могут найти границу между профессиональной подачей материала и провокационным информационным выбросом. Раньше было другое отношение к печатным СМИ, газетные вырезки бережно хранили, а сейчас напечатанное слово не имеет уже былой силы, потому что перестало быть олицетворением правды. Я часто вижу скомканные и разорванные газеты, и мне, как и любому, кто занимается печатью, бывает неприятно видеть это, потому что ты-то сам прекрасно понимаешь, как много вкладывается в это сил, времени, мыслей. В Интернете мы наблюдаем сейчас определенные страницы, группы, сообщества, которые публикуют все без разбора, включая различные ДТП, ЧП и их последствия, а следом тут же идет бессовестная реклама. Получается, что их главная цель – заработать, привлечь людей шокирующими или вовсе провокационными новостями, а потом подсунуть им рекламу в нагрузку.
О возможностях
С. С.: В свое время Бурлият Мовсаровна начинала одну хорошую историю: через главу региона была дана рекомендация создать типовую муниципальную программу, в которой каждый муниципалитет определил бы для себя необходимое количество киосков и произвел бы эту застройку. Это была хорошая идея, потому что в то время ставки делались на павильоны прессы. И если сейчас эту историю можно было бы переформатировать, это было бы выгодно так же и для муниципалов, потому что на местах была бы пресса, освещающая их деятельность и проблемы. Я считаю, что будет правильно, если не министерство, а именно сообщество издателей выступит с подобными инициативами, потому что им проблематика известна лучше.
О главном
Н. К.: У журналистики множество функций. И серьезные издания всегда работают в соответствии с тем направлением, которое они считают для себя приоритетным. Для меня главной в журналистике является ее просветительская деятельность. Первые «толстые» журналы России были именно такого плана. Информационная, аналитическая, познавательная, развлекательная и так далее – все это функции журналистики, и каждая из них играет самую важную роль в жизни общества. Сейчас много говорят о том, что Интернет вытесняет печатную продукцию. Это было бы очень печально: блогер и журналист – это, если можно так выразиться, разные вещи. Мы потеряем важные жанры, назначение которых – осмыслять, сопереживать, рождать чувство сопричастности ко всему происходящему.
М. А.: Журналистика должна быть голосом народа. Мы живем в то время, когда слову уже перестают по большому счету верить. Читатель, получая ту или иную информацию, первым делом задается вопросом: «А правда ли это?» То есть он на информацию смотрит уже как на ложь априори. Это не может не расстраивать. Я считаю, что главная цель журналистики – показывать людям правду, призывать общество к созиданию, беречь язык, культуру и традиции своего народа, отдавать дань исторической памяти, но делать все это нужно профессионально и предельно корректно.
С. С.: Я думаю, что быть журналистом в наше время очень сложно – тебя должны слушать и верить тебе. Для меня настоящий журналист предстает в образе Данко, который вырывает свое сердце и освещает им дорогу людям, и следом за ним идет все общество…

Наш разговор возник в связи с тем, что сегодня тема развития печатных СМИ и их будущего является важнейшей для издательской деятельности. Интернет внес глобальные изменения в нашу жизнь, начиная вытеснять печатные издания. Многие эксперты высказывают сомнения в перспективах дальнейшего развития печатных газет и журналов. Однако не все так однозначно. Все большее количество газет и журналов предлагает материалы посетителям Сети, развивая свои электронные версии. Выход в онлайн открыл много новых возможностей для печатных изданий, например, теперь они могут соревноваться с вещательными медиа в представлении последних событий.
Пресса приобрела особое место в системе СМИ. Поэтому пока преждевременно говорить о «смерти» печатных газет, российская и дагестанская пресса настойчиво борются за свою нишу в современном информационном пространстве.

12:29  17.01.18
0
13

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.