Махачкала
10.12.2018
1 USD 66.9227 Руб 0.0000
1 EUR 76.0777 Руб 0.0000

Запир Лугуев: «Безопасность пациента – превыше всего»

16:38  05.10.18
0
9

За пределами Дагестана сложилось мнение о Запире Гаджиевиче Лугуеве, как о первоклассном, востребованном хирурге. Он долгое время практиковал и преподавал курс пластической хирургии в Москве. Сейчас к нему приезжают пациенты из Москвы, Санкт-Петербурга, Волгограда, Ростова, Тюмени, Ставрополя, Краснодара, Астрахани, Чечни, Осетии, Ингушетии, Германии, Франции, Испании, Англии, США и т.д.

Запир Лугуев автор более 70 научных работ и методических рекомендаций, у него около 10 авторских изобретений. Среди его достижений можно назвать изобретение мягкого сосудистого зажима, внедрение в Дагестане более 20 операций на аорте и периферических артериях, ранее не выполнявшихся в республике, в том числе аорто-бикаротидное шунтирование, резекции аневризм аорты при разрывах, операции на сонных артериях при инсультах и многие другие. Он является основоположником микрохирургии в Дагестане. Корреспонденты «Проджи» пообщались со знаменитым хирургом, кандидатом медицинских наук, действительным членом общества реконструктивных, пластических и эстетических хирургов РФ, лауреатом государственной премии, заслуженным врачом РД Запиром Лугуевым и узнали об открытии новой клиники, оказываемых в ней услугах, реализованных врачом мечтах и планах на будущее.
– Вы были сердечно-сосудистым хирургом, затем перешли в пластическую хирургию. С чем это связано?
– Сразу поясню, пластическая хирургия – это сложные операции на сосудах, нервах, оторванных конечностях, по устранению врожденных дефектов, а не то, что вкладывают в это понятие многие. Если брать пластическую хирургию за 100% , то эстетическая часть составляет лишь 15 % , а 75% – реконструктивно-восстановительная хирургия, куда входит нейрохирургия, микрохирургия, ортопедия и сосудистая хирургия. Базой всего является микрохирургия. Как говорил мой руководитель, главный пластический хирург России, академик Николай Миланов, пластическим хирургом может называться только тот хирург, который прошел подготовку по микрохирургии. А многие кто называет себя пластическими хирургами, на самом деле являются эстетическими врачами, косметологами.
В 1991–1993 годы, пройдя клиническую ординатуру по микрохирургии и сердечно-сосудистой хирургии, Запир Лугуев стал первым в Дагестане дипломированным сердечно-сосудистым хирургом и микрохирургом.
– После 30 лет плодотворной работы вы открываете свой многопрофильный медицинский центр. Какие виды услуг доступны пациентам?
– В нашей клинике пациент сможет получить полное обследование. Деятельность многопрофильной клиники будет развиваться по направлениям: эстетическая, пластическая, реконструктивная, общая хирургия, кардиология, эндокринология, гинекология, неврология, косметология, клиническая лабораторная диагностика, ультразвуковая диагностика. Есть дневной стационар на 10 коек, планируется запуск круглосуточного стационара на 30 коек.
– Какое оборудование будете использовать?
– Сегодня как государственные, так и частные медучреждения имеют возможность приобретения качественного оборудования. Однако только хорошо подготовленный специалист выжимает максимум возможностей из аппарата. Потому и результаты такие разные.
Мы приобрели лабораторное оборудование японского производителя, работающее на сухой химии. Оно стоит дороже, зато гарантирует точность и исключает возможность использования просроченных реактивов. Аппарат для УЗИ – новинка американской фирмы GE Healthcare, где совмещены лучшие функции для исследования сердца, сосудов с исследованием всех органов. В нашей клинике будут работать два операционных блока и центральное стерилизационное отделение, отвечающие всем современным требованиям САНПИН.
– Кто будет работать в вашей команде?
– К подбору персонала я подошел основательно, набирая в команду, проверенных временем, специалистов, обладающих отличными профессиональными и человеческими качествами. Я с ними проработал в разных медицинских центрах и провел большое количество успешных операций, а также знаком с уровнем их знаний. Центр носит мое имя, а, значит, я отвечаю за то качество и уровень услуг, которые предоставляет центр. Врач должен думать логически, а не назначать все подряд. Ведь, в итоге, страдает пациент, который платит за ненужные исследования.
– Вы работаете по системе ФОМС?
– Наша клиника предлагает дагестанцам качественные услуги и только когда они будут востребованы, мы сможем вступить в систему ФОМС.
Два месяца назад у нас была пациентка из Нью-Йорка, ей знакомая из Германии, которую я дважды оперировал, посоветовала обратиться ко мне. Это говорит о том, что люди ездят в клинику за качеством, а цены соответствуют ему. Образованные люди понимают, что вкладывать в свое здоровье, также как и красиво одеваться, ездить на хорошей машине и жить в красивом доме, это – нормально.
– Вы, насколько нам известно, хотели открыть в Дагестане филиал амбулаторной онкологии.
– К сожалению, в Дагестане онкология, травматология и нейрохирургия не в самом лучшем состоянии. После общения с испанскими коллегами захотелось в нашей республике внедрить их опыт работы. Борьба с онкологией в Испании стоит на высочайшем уровне.
Мы обсуждали вопрос открытия в Дагестане филиала испанской онкологической клиники с Минздравом Испании. Была достигнута договоренность. Однако в связи с введением Евросоюзом санкций, в тот период не удалось осуществить задуманное. В скором времени планирую поездку в Испанию, переговоры по данному вопросу будут продолжены и, надеюсь, что мы добьемся положительного результата.
– Вы провели большое количество операций. А помните, какой была ваша самая первая операция?
– Свою первую операцию по поводу острого аппендицита я помню хорошо, провел в возрасте 20 лет, будучи студентом 3 курса. В 26 лет заведовал хирургическим отделением под Ленинградом, а в 29 лет курировал отделение сердечно-сосудистой хирургии в Дагестане.
Больше запомнилась другая операция. Мне было 28 лет, когда я приехал из Санкт-Петербурга и уже два месяца работал в Центральной больнице. Привезли пациента с оторванной кистью, кисть находилась в пакете. Операция длилась 8 часов и, как выяснилось, это была первая на Кавказе реплантация кисти при ее полном травматическом отчленении. В том же году в детской больнице 9-летнему ребенку удалили одну почку, при этом случилось повреждение нижней полой вены, было жуткое кровотечение, и он мог остаться без второй почки. Меня с Центральной больницы направили туда. Подготовившись к операции, я зашел в шумную операционную. Они, узнав, что к ним пришел молодой сосудистый хирург, были удивлены. В понимании многих людей сосудистый хирург – это седовласый, 60-летний мужчина с внушительной внешностью. Возраст врача не имеет значения, он должен обладать безукоризненными базовыми знаниями, в совершенстве знать анатомию, физиологию и патофизиология. Наслаиваемый с годами опыт и профессиональная интуиция воспитывают хорошего врача, а когда он обладает еще и чувством сострадания, это уже великолепный врач. Мы сегодня страдаем от черствости, безграмотности и халатности врачей.
– Как готовитесь к операции?
– Перед сном анализирую каждый прожитый день. Прокручиваю в голове ход предстоящих операций. Настрой важен, потому что я продумываю не только положительный исход операции, но и возможные осложнения. Главное, чтобы в этот день никто не вклинился в график, такие незапланированные встречи выбивают из колеи.
– Сколько операций выполнено вами за эти годы?
– Никогда не считал. Недавно в Махачкале состоялся конгресс пластических хирургов, на котором присутствовали известные российские врачи, в том числе и микрохирурги. Подготавливая для выступления доклад в области микрохирургии, вспомнил, что за 12 лет мною было выполнено 138 операций по реплантации отчлененных конечностей. Это самый большой опыт для одного человека не только в российской, но и в европейской практике.
– Что самое важное в вашей работе?
– Безопасность пациента – превыше всего. В любой клинике, где оперируются люди, важно соответствие помещений и оборудования санитарно-эпидемиологическим нормам, стерильность в операционных, наличие реанимации или палат интенсивной терапии, обеспеченность оборудованием для реанимации и медикаментами, в том числе и для экстренных случаев. Нельзя уповать, надеяться, что «авось пронесет» и рисковать жизнью пациента. А иначе, как жить потом в ладу со своей совестью?
Во время подготовки центра к запуску мы старались учесть все сказанное выше, что прямо или косвенно может повлиять на безопасность жизни пациента.
Корреспонденты «Проджи» после экскурсии по центру сами убедились в этом. Все в нем, начиная от подбора медицинского линолеума, специальной итальянской краски для медицинских центров, фильтрации воздуха в операционном блоке и в самом центре до всего необходимого оборудования, отвечает самым высоким требованиям.

16:38  05.10.18
0
9

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.