Махачкала
10.08.2020
1 USD 73.6376 Руб 0.0000
1 EUR 87.1722 Руб 0.0000

«Я из Дагестана»

16:43  21.12.16
0
7

О Родине можно говорить много и долго, с упоением и восторгом. Багавудин Алиев, генеральный консул Российской Федерации в Джидде, говорит о ней с особенной любовью. Она ощущается в официальной переписке, и, думаю, ее сложно не заметить любому аравийцу, которого Багавудин Расулович знакомит со «своим» Дагестаном.

– Расскажите, пожалуйста, откуда вы родом, какие воспоминания возникают у вас о родных местах?
– Мои родители – выходцы из аула Акнада Цумадинского района Дагестана, я сам родился в 1955 году в нынешнем чеченском селении Дышне-Ведено Веденского района, тогда дагестанцы были расселены на территории ликвидированной в 1944 году Чечено-Ингушской АССР. С 1957 года жил и рос в переселенческом селении Акнада Кизилюртовского района, а аттестат зрелости получил в школе-интернате № 4 г. Иваново, служил на Балтийском флоте, высшее образование получил в Москве. Какие воспоминания возникают? Трудно выразить чувства, когда вспоминаешь о родных местах, о заброшенных и забытых временем и людьми саклях, обросших бурьяном дорогах и тропах предков, райской природе, до которой далеко хваленой Швейцарии. Говорю сущую правду: когда вхожу в естественные, природные ворота родной высокогорной Акнады, не только дрожь берет и миллионы мурашек по телу бегают, но и вестибулярный аппарат выходит из своей привычной колеи, и земля предков начинает под ногами раскачиваться, словно приветствуя тебя или возмущаясь, что она заброшена и забыта. Феноменальные и неописуемые чувства. Поэтому если спросите меня, что я люблю больше всего на свете или какая моя самая заветная мечта, то скажу искренне: побывать на родине предков, «у орлов», как на русский переводится Цумада.
Скажу исключительно ради полноты выражения моих мыслей о Родине: в числе других обстоятельств я известен в селении еще и как первый акнадинец, восстановивший в горах (в 2009 году) дом предков и положивший тем самым начало воскрешению села. Я бесконечно рад тому, что мои дорогие сельчане поддержали мой порыв, и в настоящее время в селении возведено и восстановлено уже более десятка домов. Это то, о чем мечтали наши предки.
– Что для вас значит Дагестан?
– Если предельно кратко, Дагестан для меня – это все. Понимаете, я никогда не проводил свой длинный, более чем 50-дневный отпуск за пределами Дагестана. Дагестан для меня прежде всего – это мужественный, многострадальный веками, малочисленный и гордый народ. Дагестан для меня – это земля предков, овеянная мужеством и славой, и, как говорил великий Расул, «земли здесь меньше, чем слава о ней». Дагестан для меня – это мои мужественные предки – дед Багавудин, отец Расул, скромнейшая райская женщина – мать Асият, их авторитет среди сельчан, поступки и деяния. Дагестан для меня – это память о павших на полях двух мировых войн и похороненных по обе стороны от Дербентской крепости, Дагестан – это имам Шамиль, Расул Гамзатов, Омарла Батырай, великий Гомер ХХ века Сулейман Стальский. Дагестан – это сегодняшние горцы, возвышающие честь и достоинство своего народа, это герои Нурбагандовы, Ильясовы, Баачиловы, ученые Мунчаевы, Амирхановы, Гамзатовы, Гусейновы, современная молодежь – чемпионы Олимпиад, мира и Европы, это труженики села, учителя, врачи, которые честно и за бесценок служат своему народу. Дагестан – это мои дагестанцы – и примерные, и не совсем.
– Приходилось ли вам знакомить кого-либо с обычаями, традициями или кухней Дагестана?
– Очень часто. Я ведь всю жизнь, за редким исключением, пребываю за границей на дипломатической службе. Я не помню дня, чтобы об этом не приходилось говорить с собеседниками-арабами или дипломатами практически со всего мира. О «моем» Дагестане рассказываю всегда и везде, причем не устаю в этой работе. Потому что есть о чем говорить и что говорить. А с дагестанской кухней более убедительно и со вкусом, как правило, знакомит чужестранцев моя супруга Фатима, которая искусно готовит и хинкалы кукурузные с сушеным мясом из Дагестана, и бурчак-чорпа, и чуду, и урбеч. Так что мы – большие гурманы и пропагандисты дагестанской кухни.
– Несмотря на то, что вы живете вдали от родины, какую роль в вашей жизни играет дагестанская культура, уклад жизни?
– Некоторые земляки могут подумать, что раз человек всю жизнь работает вдали от родины, тем более за границей, то он оторван от Дагестана, от реальной жизни дагестанцев. Это абсолютно не так. Скажу откровенно: я пропитан дагестанской культурой и укладом жизни. Не всегда, может быть, уклад жизни дагестанцев современен, но, тем не менее, я обожаю все, что связано с прошлым и доставшимся нам от предков духовно-нравственным наследием. Дагестанская культура – не будет громко сказано – это мы сами, горжусь тем, что я представляю дагестанскую культуру и всю жизнь стараюсь олицетворять ее в общении с друзьями и коллегами-дипломатами со всего мира. И вся жизнь проходит в волнении и беспокойстве, что я могу где-то «споткнуться» и запятнать ее в какой-то мере. Да и не только дагестанскую, общероссийскую и русскую культуру. На чужбине, вдали от родины, приходится представлять несколько культур, и это почетно, я этим горжусь. Наша, российская, в том числе дагестанская, культура выглядит как единый, многослойный, многоцветный, ароматный пирог, каждый слой которого имеет свой вкус, цвет и ингредиенты, но создает единый вкусовой и архитектурный ансамбль. Это – красиво.

16:43  21.12.16
0
7

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.