Махачкала

Второй отец

18:26  14.07.13
0
51

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Аталычество – от слова «аталык», подобный отцу – обычай обязательного воспитания детей вне родительской семьи, был звестен практически всем народам Северного Кавказа.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Традиция отдавать ребенка сразу после рождения на воспитание в чужую семью существовала у скифов, древних кельтов, германцев, славян, тюрков, монголов. В Средней Азии она был распространена вплоть до XVI–XVII вв. среди узбекской феодальной знати. На Кавказе же институт аталычества существовал до начала XX века, причем был распространен в разной степени у всех народов, включая кубанских и терских казаков.
Обычай аталычества имел несколько значений. Это укрепление мира на Кавказе – в военных действиях аталыки не трогали друг друга. Дети, воспитанные аталыками из других народов, вырастая, лучше понимали жизнь и культуру соседей, что тоже позволяло избежать ненужных конфликтов, немалое значение имело и изучение языков. К примеру, грузины-рачинцы, заинтересованные в том, чтобы у них в семье были знающие карачаевский и балкарский языки, отдавали детей на некоторое время в семьи балкарцев и карачаевцев, так же поступали сваны и осетины. Люди, отдавая своих детей в чужие семьи, таким образом развивали формы искусственного родства, чтобы укрепить внутриобщинные связи. К тому же в семье аталыка ребенок из высшего сословия мог научиться физическому труду, выносливости, терпению, умению ладить с людьми.
Ранее аталычество было распространено среди всех социальных слоев. Однако в XVIII–XIX вв. оно все больше принимает классовый характер, сохраняясь в основном среди феодальных слоев. Высшие сословия отдавали своих детей на воспитание только зависимым людям, находившимся в их подчинении. Князь отдавал своих детей дворянину, дворянин – крестьянину. Дворяне воспитывали княжеских детей. Но зато сами князья воспитывали только княжеских детей, так как они считали унижением быть воспитателями своих подчиненных.
Младенец еще не появился на свет, а желающие стать его воспитателями уже спорили за право назваться его аталыком. Отдавая своего ребенка аталыку, отец устраивал пир, на который приглашались многочисленные родственники. Чаще в приемную семью отдавали мальчиков, но были и девочки, воспитывавшиеся аталычками (приемными матерями). Воспитательница дочери должна была отличаться наряду со знанием обычаев и традиций своего народа всеми качествами хорошей, строгой и умной супруги, матери и домашней хозяйки
В семье аталыка прием ребенка торжественно отмечали, после исполнения года давали воспитаннику много подарков. С 12–13 лет возили его по всем родственникам аталыка и знакомили его с ними. Воспитывали приемных детей почти так же, как родных. Однако все-таки аталык и вся его семья уделял приемышу намного больше внимания. Для учителя воспитанник был, по сути, приемным ребенком, причем – любимым. Считалось, что вред, причиненный аталыком своему воспитаннику, навлечет неотвратимое несчастье на все семейство аталыка.
Мальчик находился у аталыка до совершеннолетия, девочка – до выхода замуж. С 5–6 лет мальчика учили верховой езде, стрельбе и борьбе, умению переносить зной и усталость, холод, голод, уметь выезжать боевого коня, уйти от погони и неожиданно напасть на неприятеля, то есть всему тому, что могло сделать из питомца храброго джигита. В задачу аталыка входило также обучить своего воспитанника горскому этикету и привить ему некоторые трудовые навыки. Случалось, что аталык женил воспитанника до возвращения его родителям, правда, с их согласия, брал на себя все расходы и помогал ему в уплате калыма. Закончив воспитание молодого князя, аталык должен был вооружить его, одеть прилично, подарить коня и привести его домой в сопровождении членов семьи, большой свиты из родственников и близких воспитателя и новых знакомых. Юноша должен был в присутствии людей продемонстрировать, чему его обучил аталык.
Девочек же учили рукоделию, тонкостям этикета, различным женским работам, умению готовить вкусную пищу, знанию родословной своего рода и рода воспитателя, хорошему знанию музыки, песен. Она должна была быть остроумной, трудолюбивой, аккуратной. Надо отметить, что отдавали в приемные семьи только девочек из благородных семей. Остальные девушки воспитывались у себя дома. Маленькую княжну держали в жестком повиновении, обучая вышиванию золотом и серебром, рукоделию, этике поведения, красноречию, искусству иносказаний. Также аталычка тщательно следила за наружностью своей воспитанницы, учила ее ухаживать за волосами и лицом, умению красиво одеваться, следила, чтобы воспитанница не потеряла тонкость стана, зачастую ограничивая ее в еде. От своих воспитателей-матерей девушки узнавали о тайнах брака и семьи.
Все время, пока ребенок жил у аталыка, с родителями он почти не виделся. Отец и мать могли посещать ребенка 1–2 раза за все время нахождения в приемной семье. Поэтому в родной дом юноша или девушка возвращались, словно в чужую семью. Проходили годы, прежде чем они привыкали к отцу и матери, братьям и сестрам. А вот близость с семьей аталыка сохранялась на всю жизнь, и, по обычаю, она приравнивалась к кровной. За воспитание ребенка аталык получал от его родителей не только деньги, скот, иногда пахотные и сенокосные земли, он становился близким родственником дома ребенка, приобретая в лице его рода надежного покровителя и защитника от врагов. Аталыки должны были участвовать в кровной мести, затрагивавшей одну из семей, а браки между членами этих двух семей были запрещены.
Связи воспитанника с семьей аталыка на протяжении всей его жизни были очень тесными, аталык по обычаю считался главным советчиком и руководителем воспитанника. Он нередко был даже ближе воспитаннику, чем родной отец. Жена аталыка считалась приемной матерью воспитанника, дети аталыка – братьями и сестрами. К примеру, среди адыгов воспитывались наследники крымских ханов и даже дети турецких султанов, которые, в случае необходимости, всегда находили убежище в Черкесии у своих аталыков. Значительное развитие получил институт аталычества у карачаевцев и балкарцев, которые поддерживали связи с кабардинцами, со сванами и осетинами. В Дагестане этот обычай широко практиковался у азербайджанцев, кумыков и ногайцев.

Таким образом, обычай аталычества способствовал сближению разных народов, приобретению новых родственных связей, а также подготовке к труду и самостоятельной жизни будущих правителей. Кроме того, при таком способе воспитания дети приучались уважать чужие обычаи и говорить на других языках, что в условиях этнической пестроты Кавказа было очень важно.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

18:26  14.07.13
0
51

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *