Махачкала

Семен Гейченко о Расуле Гамзатове

13:10  17.05.13
0
79

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

110 лет назад родился легендарный создатель и первый хранитель Государственного музея–заповедника А.С. Пушкина «Михайловское» Семен Степанович Гейченко.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Untitled-1Он появился на свет в Петергофе, в семье вахмистра-наездника конно-гренадерского полка Стефана Ивановича Гейченко и его жены Елизаветы Матвеевны. Закончив литературно-художественный факультет Петроградского университета, поступил на службу в Петергофские дворцы-музеи, где работал до 1938 года научным сотрудником и хранителем. Его неосторожная фраза о том, что советские ученые отгорожены от западной культуры китайской стеной, послужила поводом для преследования. Гейченко был арестован в 1941 году. Опасаясь репрессий, его жена развелась с ним, вышла замуж и дала его детям новую фамилию.
Через два года, летом 1943-го, Семена Гейченко освободили. Он пошел на фронт, в штрафбат. Был дважды ранен и всю жизнь ходил с пулей в левой ноге, остался без руки. Спустя несколько месяцев переехал в Тбилиси, куда были эвакуированы его мама и сестра. Там Гейченко работал в госпитале, где и познакомился со своей будущей женой (кстати, нашей землячкой), Любовью Джалаловной Сулеймановой, которая работала сестрой милосердия. Весной 1945-го Гейченко вернулся в Петергоф, затем был назначен директором Пушкинского заповедника, ныне – Государственный мемориальный историко-литературный и природно-ландшафтный музей-заповедник А. С. Пушкина «Михайловское». Отступая, Пушкинский заповедник фашисты сровняли с землей, и Гейченко начал восстанавливать все с нуля. Любовь Джалаловна приехала вслед за ним в Михайловское и стала женой директора Пушкинского заповедника, который был на 17 лет ее старше. Любовь Джалаловна работала вместе с мужем в заповеднике, перенося все невзгоды и лишения. Местные жители переименовали ее в Любовь Желанную за спокойный, ласковый нрав. С тех пор вся жизнь этой замечательной пары была посвящена Михайловскому – восстановлению, сохранению, развитию заповедника. Там они и похоронены на старинном городище Воронич.
В 1986 году вышла в свет книга Семена Гейченко «Завет внуку», обращенная к юному поколению, в ней одна из глав посвящена Расулу Гамзатову и дагестанцам, волею судьбы оказавшимся в ссылке в Псковской губернии. Мы предлагаем текст этой главы вниманию
читателей «Проджи».
Глава 9. Гость из Дагестана
Сегодня октябрь – осень, которую какой-то особой любовью любил Пушкин. Этот месяц был особенно близок сердцу Пушкина. Раздумья и прощание с природой… зарождение в ней нового, стремление узреть грядущее. Мечты о счастье… Осень в Михайловском прекрасна! Здесь действительно все одето «в багрец и золото», все предельно живописно. И в эти дни люди идут сюда толпой. Все хотят лично увидеть эту особую красоту природы и насладиться ею. Так, и Расул Гамзатов приехал в Михайловское осенью не случайно. Ему хотелось воочию узреть гимн осени, пропетый Пушкиным в Михайловском.
У Гамзатова, как у всякого художника, свой Пушкин. Он не раз совершал воображаемую поездку в Пушкиногорье и представлял себе людей, входящих в дом поэта, жаждущих встречи с ним, и писал:
Здесь облегченье ты найдешь
Печалям и недугам.
Ты добрым гостем в дом войдешь,
Уйдешь хорошим другом.
Он знал, что дом Пушкина – это дом добра, для него Пушкин – чудотворец. Он повторял слова Пушкина о том, что его никогда не забудут, потому что поэт не только сеял добро, но будет сеять впредь, всегда и даже после своей смерти – «доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит!».
В одном из своих стихотворений Гамзатов пишет о «золотой рыбке» в духовной жизни человека. Он не говорит, что эта «золотая рыбка» пришла к нему от Пушкина. Но тот, кто знает Пушкина, понимает и чувствует, о чем ведет речь Гамзатов.
Расул вырос в поэтической семье. Отец его, Цадаса, – замечательный поэт Дагестана. Он сделал очень много для того, чтобы творения Пушкина вошли в духовную жизнь горцев Кавказа.
В 1937 году, когда СССР отмечал 100-летие со дня гибели Пушкина, был объявлен Всесоюзный конкурс на лучшее произведение, посвященное Пушкину. Первое место занял на этом конкурсе Цадаса. Его стихи были напечатаны во всех газетах страны. В доме Гамзатовых их знали наизусть, знал и Расул. Эти стихи сделали своеобразную прививку молодому поэту, которому тогда было тринадцать лет. Отец Расула, Цадаса, говорил ему: «Великое счастье, что в наших горах выросло дерево Пушкина, на котором всегда сочные плоды, теперь трудно представить время, когда мы, дагестанцы, жили без Пушкина». В сакле Гамзатовых висел портрет Пушкина, на книжной полке лежал томик стихов великого поэта в переводе на дагестанский (аварский) язык.
Дагестан – одна из любимых тем Расула Гамзатова. Его книга «Мой Дагестан» переведена на многие языки народов СССР, и прежде всего на русский. «Трудно писать о Пушкине, – говорит Расул, – я думаю, что мое молчание о Пушкине лучше бы сказало о тех чувствах, которые я испытываю, чем мое слово. Молчание ни один переводчик не может перевести. Слово Пушкин – это счастье. Если бы Пушкина не было, то было бы как-то бледно, тускло, даже в наших горах. Пушкин не говорил ни на одном дагестанском языке, но любовь к нему мне завещана моим отцом, даже матерью, моей «кормилицей»… Я очень боялся прикасаться к Пушкину. Я знаю наизусть и перевел на свой язык «Медного всадника», «Полтаву», «Цыган». Я люблю его стихи своей любовью, с детства помню его «Деревню», написанную в Михайловском».
Книгу «Мой Дагестан» знают все, кто любит поэзию. Любят и псковичи. Она есть во всех районных и школьных библиотеках, в библиотеках многих книголюбов. Есть она и в моей личной библиотеке. Сегодня на ней появился автограф поэта.
Дагестан и Псковщина связаны между собой исторически. В 1878 году в г. Опочку была сослана по распоряжению царского правительства большая группа дагестанцев за возмущение и бунт против царской власти. Почти весь Дагестан был выслан в две губернии – в Псковскую (Опочка) и Новгородскую (село Медведь). Это случилось зимой 1878 года. Ссыльные со своими семьями прибыли в огромном товарном поезде на заснеженную станцию Остров, откуда на санях и пешком в сопровождении караульных солдат они были отправлены в Опочку. Женщины, старики, дети шли по Киевскому тракту, пугая местное население своим видом, костюмами, непонятной речью, стражей, сопровождавшей арестантов. И вот, наконец, стокилометровый путь пройден, и опочане встретили арестантов-кавказцев. Видя изголодавшихся людей, местные жители подносили им кто краюху хлеба, кто кувшин молока… Арестантов поселили в солдатской казарме и манеже здешней воинской части. Более трех лет испытывали они здесь адские муки. Голые, босые, нищие. По распоряжению правительства каждому ссыльному отпускалось на все про все по 10 копеек в день!.. И началась гибель дагестанцев. В Опочке появилось специальное дагестанское кладбище… Передовые люди Псковщины стали хлопотать об улучшении жизни сосланных. Принимал в этом деятельное участие и сын Пушкина Григорий Александрович, живший в то время в Михайловском. Он поехал в Псков к губернатору, в Опочку к предводителю дворянства – хлопотать об улучшении участи, смягчении быта каторжан.
Хлопоты не пропали даром – дагестанцам было разрешено заниматься их ремеслами. Среди них были мастера ювелирного дела, чеканки, лужения… Началась дружба с местным населением. Псковичи учились у них их мастерству, а они у псковичей учились кружевному делу, резьбе по дереву, другому народному творчеству, В 1880 году по распоряжению царя дагестанцы были помилованы и отправлены обратно к себе на родину. Они увезли в своей памяти не только горести и печали, но и то хорошее, чем помогли им добрые псковичи-опочане.
В 1899 году в Святых Горах проходило торжественное чествование памяти Пушкина в связи со 100-летием со дня его рождения. Сюда съехались гости – почитатели Пушкина со всех концов России. Поступило множество поздравительных телеграмм. Поступила телеграмма и из Дагестана, в которой горцы благодарят Пушкина за то, что он своим творчеством укрепляет дружбу людей и веру в добро как главную силу, движущую жизнью людей. Среди подписей дагестанцев, приславших эту телеграмму, есть и подпись деда Расула Гамзатова. В 1914 году, в дни празднования 500-летия г. Опочки, устроители юбилея получили многочисленные поздравления из многих городов и весей тогдашней России, в том числе из Петербурга, Киева, Москвы, Новгорода, Владимира, Одессы… Прислали поздравительную телеграмму из Владикавказа и дагестанцы, которые родились в Опочке в 1878 1880 годах: Габиевы, Султановы, Амирхановы, Бичуевы, Гаджиевы, Суханхановы и другие. В своем поздравлении они писали; «Присоединяясь к торжеству 500-летнего существования Опочки, мы, сыновья и внуки погибших в опочецкой земле дагестанцев, от души желаем старейшему русскому городу, судьбой предназначенному быть родиной многих из нас, полного процветания, верим, что опочапе не забудут и место успокоения наших отцов и матерей и окажут заботу в сохранении его».
Собирая в различных местах документальные материалы о дагестанцах на Псковщине, мне удалось несколько лет тому назад приобрести в Опочке старинную серебряную запонку и кусок вышивки золотой нитью дагестанской работы. Здесь же я нашел нагрудную медаль 1878 года «За усмирение Дагестана». О многом я узнал, работая в государственных исторических архивах я листая старые газеты и журналы, обо всем этом я поведал и Расулу Гамзатову, когда мы ходили вместе по заповедным пушкинским местам.
Он побывал в михайловском доме поэта и его парке, в Тригорском, Петровском, в Святогорском монастыре. Покидая 4 октября заповедник, в Книге почетных посетителей он оставил запись: «Я был во многих заповедниках. Это действительно заповедник. Его авторы – Пушкин, Советская власть и Народная любовь! Спасибо! Расул Гамзатов».

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

13:10  17.05.13
0
79

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *