Махачкала
10.08.2020
1 USD 73.6376 Руб 0.0000
1 EUR 87.1722 Руб 0.0000

С любовью о Родине

12:07  19.05.11
0
2

В рамках нашего проекта «Дагестанцы в мире»
мы расскажем об Ахмет –Абдулькаде Чинаре, чьи предки покинули Дагестан во времена Кавказской войны. Он любезно согласился ответить на вопросы журналиста «Проджи».

– Сейчас я работаю в Турецком управлении по сотрудничеству и развитию при Совете министров Республики Турция в должности координатора Программы TIKA в Украине.
– В результате Кавказской войны мои предки вынуждены были эмигрировать из Дагестана в Турцию, входившую тогда в состав Османской империи.
– Я с чувством зависти отношусь к людям, которые любят Дагестан гораздо больше, чем я. Я дитя своего народа и этой земли. Здесь моя Родина. Человек все события, выпавшие на его долю, чувствует и переживает сердцем. Неважно где, важно, что именно он переживает. Человек думает словами своего языка, и я мыслю на родном аварском языке. Расул Гамзатов писал: «Мое сердце до краев наполнено Дагестаном, но оно – не географическая карта. У моего Дагестана вообще нет географических и каких-либо других границ. У моего Дагестана нет и последовательного плавного течения из века в век». Здесь могилы моих предков, их родные места.
– Мне 45 лет, и я до сих пор, живя в Турции, встречаю повсюду своих родственников.
– Всем известно, что мусульманин, имеющий возможность, обязан совершать хадж. Дагестанские ученые приняли решение о том, что каждый дагестанец, прежде чем совершить хадж, обязан посетить родной Дагестан. В нашей деревне жили аксакалы, которые родились в Дагестане и переселились сюда, будучи еще детьми. Я всегда восхищался этими людьми. Я убежден, что не смогу полностью выразить свои чувства словами, ведь я говорю на родном языке спустя 150 лет после переселения, а мое сердце до краев наполнено Дагестаном.
– Впервые я посетил Дагестан в 1992 году. Дагестан является одним из величайших идеалов в моей жизни, и мне посчастливилось увидеть его, а также встретиться со своими родственниками. Однако Дагестан, о котором я так много слышал от своих предков и аксакалов и читал при тусклом свете лампы, будучи еще ребенком, очень отличался от того, который я увидел.
– Второй раз я посетил Дагестан в 1997 году, чтобы принять участие в мероприятиях, посвященных 200-летию со дня рождения имама Шамиля.
Народы, осваивающие разные образы жизни при слиянии с другими, если сохранят основу своей культуры, всегда найдут достойный образ жизни. Я уверен в том, что любой народ, который в силу сложившихся обстоятельств вынужден жить в условиях чужой культурной среды, может сохранить свою национальную идентичность и противостоять культурной ассимиляции.
– Мы стремились поддерживать свою культуру в Турции, обеспечивать свое единство, впрочем, помимо поддержки связей с друзьями из Дагестана и небольших общих мероприятий, иной деятельности я не осуществлял. Но я горд тем, что могу оказать Дагестану службу, я хочу быть связанным с ним. Наряду с другими дагестанцами, я стремлюсь быть в курсе событий, происходящих в Дагестане, разделяя как радости, так и горе.
– Сейчас у нас нет возможности жить с дагестанской диаспорой. После того как мы покинули свою деревню, наша семья была вынуждена жить по соседству с представителями иных культур. К сожалению, мы лишены среды, в которой наши дети могли бы приобщиться к нашей культуре. Мы оказались подвержены своеобразной культурной эрозии. И все же в доме мы стараемся поддерживать традиции своего народа. В первую очередь, мы часто готовим разного вида хинкал. Свадебные обряды и похороны проходят в соответствии с нашими традициями. И даже в мечети нашей деревни богослужение совершается по тем обрядам, которые мы принесли с собой из Дагестана. Я назвал своих детей традиционными для нашей культуры именами. Мою дочь зовут Айшат, сына Сурхай. Моей дочери 8 лет, сыну 5. До сих пор я говорил с ними лишь на родном аварском языке. Я заметил, что со своими детьми я с первых дней заговорил на родном языке, будто этот язык был и их языком, и принял это за принцип. Они понимают все, что я говорю, однако сами не разговаривают. Моя супруга преподаватель. Ее зовут Уммюгюльсюм, ее назвали на нашем языке в честь бабушки Кусум. Я плохо помню Кусум; она была уроженкой Дагестана и очень властной женщиной. Ее история довольна интересна. Кусум, переселяясь, теряет братьев и долгие годы не получает от них никаких вестей. Мой дядя Гайирбег отправляется военным в Сивас. Однажды в кофейне он встречает человека, который, слушая его ломаный турецкий, говорит, что недалеко отсюда есть несколько семей, изъясняющихся подобно ему. Мой дядя находит их и утоляет тоску по родине в дагестанской семье. Конечно же, он вдоволь ест хинкал. Затем, разговорившись, он узнает, что люди, с которыми его свела судьба, являются братьями Кусум. В то время возможностей послать весть было намного меньше. Он пишет Кусум письмо. Кусум – замужняя женщина, мать многих детей, загружена домашними делами и работой в поле. Если она все бросит и устремится в путь, ее детям, мужу и дому придется несладко. Она уговаривает живущую рядом вдову выйти замуж за своего мужа и, оставив на нее хозяйство и детей, отправляется на поиски братьев.
– Я, как и любой чуткий человек, делаю все возможное, чтобы дети, подобно мне, стали честными людьми, осознающими свою индивидуальность и знающими собственную культуру. Поэтому я верю, что исходя из собственных возможностей, они займутся проектами, связанными с Дагестаном. Но если речь идет об инвестициях в экономику, то, с точки зрения тех, кто обладает такими возможностями, Дагестан, как и другие подобные ему регионы, не является местом, благоприятным для инвестиций. Инвестор ни в коем случае не захочет рисковать надежностью, как и прибылью. К сожалению, в странах, где затруднено производство и развитие, недовольные люди могут вставать на иной, неверный путь – путь религиозного экстремизма. Однако исламский фундамент Дагестана крепок.
Надо, чтобы власти, обеспечив стабильную обстановку, начали процесс производства, открываясь миру и обеспечивая необходимые гарантии для фирм, которые знают свое дело. В производящих, занятых обществах, где люди по вечерам приносят домой хлеб, – упомянутые выше болезни прекратятся сами по себе.
– Честно говоря, я не считаю себя успешным. Я думаю, что каждый человек, который честно прожил свою жизнь, созидая, который был полезен другим людям, является успешным. Исламские пророки говорят: «Тот, у кого один день похож на другой, несет убыток». То есть успешен тот человек, который развивается, пусть и немного, с каждым новым днем. Деньги, должность могут сделать человека сильным, но не сделают его успешным.

 12

12:07  19.05.11
0
2

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.