Махачкала

Романовы

18:20  14.07.13
0
18

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

В год празднования 400–летия Дома Романовых журнал «Проджи» продолжает серию публикаций, посвященных последней правящей династии Российской империи.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]Романовы в Дагестане
Первым Романовым, посетившим Дагестан, стал Петр I, который выступил в поход из Москвы 13 мая 1722 г., в походе его сопровождала супруга Екатерина Алексеевна. Персидский поход стартовал из Астрахани, откуда Петр I вместе со свитой прибыл к Аграханскому заливу возле одноименного полуострова. Затем был переход к устью реки Терек и к крепости Тарки, после чего войско возвратилось к недавно построенному Аграханскому ретраншементу, где высадилось на берег и откуда во главе с императором выдвинулось к Дербенту. Шотландский офицер на русской службе, врач Белл писал, что когда Петр I разбил свой лагерь на берегу Каспия, в стан императора приехал шамхал Абдулгирей Тарковский и его супруга с дочерью, они пригласили Петра с женой в гости. Ответный визит был нанесен императорской четой в тот же день. Русские войска страдали от жары и солнечных ударов, поэтому Петр запретил снимать головные уборы днем. А императрица и ее придворные дамы были вынуждены обрезать волосы. Затем войска Петра I продолжили движение на юг. 30 августа 1722 г. русские войска без боя вступили в Дербент, жители которого вышли навстречу царю с ключами города. Обратный путь пролегал через Астрахань в Москву.
Особое внимание Кавказу и в частности Дагестану оказывалось августейшими особами дома Романовых и во время и после Кавказской войны. В сентябре 1832 г. Кавказ посетил император Николай I. Он остался недоволен общим состоянием края, брожением умов в Дагестане, разбоем и отсутствием связи между укреплениями. Шамиль избегал боя и изматывал русские войска, завлекая их в горы и нарушая их сообщения. Довести всю экспедицию до конца не удалось. Нейдгардт объяснял причины следующим образом: «Чем больше войск, тем больше затруднений и медленности», – доносил он Государю. Император Николай остался недоволен безрезультатностью операций на Кавказе. В Темир-Хан-Шуре в 1858 году пышно отмечали приезд и отъезд высоких гостей: город посетили великие князья, сыновья Николая I. Из Дербента через Дешлагар, Губден, Карабудахкент, Дженгутай и Буглен они прибыли в Темир-Хан-Шуру. В 1868 году проездом в Дагестане побывал и великий князь Алексей Александрович.
16 сентября 1871 года император Александр II прибыл в Порт-Петровск на пароходе. С пристани царь со свитой проследовал в церковь, а оттуда в специально отведенное помещение, где его ждал почетный караул, и где представлялись все генералы, офицеры, гражданские чиновники, находившиеся в Порт-Петровске.
Уже на следующий день Александр II выехал из Петровска. Хаджимурад Доного писал, что за чертой города царя встретили хлебом-солью жители аула Тарки, ближайших сел, почетные жители Карабудахкентского наибства. У въезда в Атлыбуюн навстречу вышли жители этого аула, а также Кумторкалы и Агачаула. Когда царский поезд приближался к Темир-Хан-Шуре, его встретили почетные жители Кафыр-Кумуха, Халимбек-аула, Капчугая, полицмейстер города подал рапорт, и под звон колоколов его Величество вступил в Темир-Хан-Шуру. Вечером весь город был в ярких огнях, у помещения, где расположился царь во время обеда, играла музыка, пели песни, народ допоздна не расходился. На другой день императору были представлены почетные горожане, он посетил горскую и женскую школы, госпиталь, произвел смотр войск. День завершился балом в зале общественного собрания. Далее царский маршрут проходил через Дженгутай, Урму, Кизильяр, где царь остановился для завтрака, устроенного шамхалом Тарковским, Кутиши, Хаджалмахи.
Далее уже без остановок царский поезд направился к Гунибу. Пересев из экипажа на лошадь, царь поднялся на Гуниб и со свитой проехал вдоль рядов, выстроенных на гунибской площади войск, которые приветствовали императора восторженным «Ура!». К 6 часам вечера прибывшие гости начали собираться к дому окружного управления, где расположился царь. На склонах гор зажглись праздничные костры, на вершинах Кегера вспыхнул царский вензель, составленный из разноцветных фонарей. На другой день Александру II представлялись почетные жители округов, в том числе бывший сподвижник Шамиля, подпоручик милиции Закарья Нахибашев.
В 12 часов состоялся смотр войск, после чего царь со свитой и конвоем направился в Верхний Гуниб. Подъехав к верхним воротам крепости, Александр принял рапорт и, получив на заданный им вопрос: «Имеют ли эти ворота название?» – отрицательный ответ, приказал верхние ворота именовать Шамилевскими, а нижние – именем князя Барятинского. Утром 12 сентября царь, удостоив прощальным приветствием собравшихся офицеров и чиновников, сел в коляску и вновь поднялся в Верхний Гуниб. Проехав верхние ворота, на которых красовалась сделанная за ночь надпись золочеными буквами «Шамилевские ворота», царский поезд направился к тоннелю, у которого экипажи были заменены верховыми лошадьми. Далее через тоннель путь проходил по крутому спуску Карадахского ущелья, в конце которого с большой высоты царя приветствовал горец-пасечник. Спустившись вниз, он поднес высокому гостю мед диких пчел, удостоился царского «спасибо», за что и получил 10 рублей.
Из Карадаха двинулись на Хунзах, где в укреплении была сделана остановка на ночлег. На следующий день государь проехал через Харахи, Тлох, Муни, Ботлих. Рассказывают, что когда свита царя расположилась на привал у подножия так называемой «Железной Скалы» местный наиб попросил царя обратить внимание на ее вершину. В заоблачной вышине на остром пике скалы в честь императора выплясывал лезгинку какой-то смельчак. Александр II с трудом разглядел его силуэт, как вдруг плясун, замерев на секунду, прыгнул с высоты. В народе говорили, что царь от изумления даже привстал во время этого полета. Танцора поглотил поток Аварского Койсу. Его ждали около часа, потом, потерявшая надежду свита отправилась дальше, по течению реки. И вдруг на их пути возник тот самый танцор. Александр II приказал подвести смельчака и пожаловал ему три рубля золотом, что было большой суммой. С тех пор этот танец в народе долго называли «подвигом за три рубля».14 сентября царь выехал из Ботлиха в Тандо и оттуда – к озеру Эйзенам, до границы с Чечней. Четыре сотни Дагестанского конного полка, сопровождавшие его в поездке, простившись с царем салютом, сменились конвоем из Терской области. В этот же день был отдан приказ, в котором объявлалась признательность Наместнику Кавказскому и главнокомандующему Кавказской армией, особая благодарность начальнику Дагестана, командующему войсками всей области генерал-адъютанту князю Меликову. Кроме того, император пожаловал 230 медалей в награду сопровождавшим его по Дагестану офицерам и всадникам. Так завершилась поездка императора Александр II по Дагестану.
Загадка дарственной надписи
В Национальной библиотеке РД им. Р. Гамзатова хранится уникальная книга, имеющая отношение к императорской фамилии.
В библиотеке функционирует отдел редких книг, в основу которого легли издания из ее фонда. Хронологические рамки фонда охватывают период с 1722 года по настоящее время. Как рассказала заведующая отделом редких книг Мария Панич, фонд содержит коллекции отечественных и иностранных старопечатных изданий, экземпляры из частных дореволюционных собраний многих известных исторических лиц, книги из полковых библиотек российских военных частей, прижизненные издания великих писателей и крупных деятелей в области науки и искусства. Среди тринадцати коллекций фонда – коллекции факсимильных и миниатюрных изданий, уникальная картографическая коллекция.
Есть здесь и книги из библиотек императорской фамилии. Одной из них является труд А. Крассовского «Оперативное акушерство со включением учения о неправильностях женского таза», изданный в типографии М.М.Стасюлевича в Санкт-Петербурге в 1885 году. Издание имеет коленкоровый переплет темно-красного цвета, обложка украшена объемным тиснением черного цвета, а корешок с золототисненным орнаментом. Но, как отметила Мария Панич, особую ценность книге придает дарственная надпись автора, датированная 27 июня 1886 г.:  «Его Императорскому Высочеству Великому князю Константину Константиновичу имею счастье почтительнейше преподнести свой литературный труд в память события, благополучно окончившегося 23 июня 1886 года.
Лейбакушер А. Крассовский Павловск, 1886 г, июнь 27 д.»
Итак, дарственная надпись адресована представителю Дома Романовых Константину Константиновичу. Поискав во Всемирной Паутине, находим следующую информацию.
Константин Романов – второй сын великого князя Константина Николаевича и великой княгини Александры Иосифовны (урожденной принцессы Саксен-Кобургской), внук Николая I, двоюродный брат императора Александра III, двоюродный дядя императора Николая II. С ранних лет он увлекался поэзией и музыкой, прекрасно играл на рояле и виолончели, получил блестящее домашнее образование, знал математику, гуманитарные науки, историю. Качества характера, воспитанные с детства, стали фундаментом, на котором выросла и окрепла любовь к России, преданность долгу и чувство ответственности. Как писал его сын, Гавриил Константинович: «Его жизнь выходила далеко за пределы семьи. Он принадлежал России».
Константин Романов был разностороннее одаренным человеком – он и мичман на фрегате «Светлана» в период Русско-турецкой войны, и командир Преображенского полка, и главный начальник военно-учебных заведений России, заботливый попечитель кадетов, был президентом Императорской Санкт-Петербургской академии наук и даже – литературным критиком, драматургом, актером, талантливым музыкантом. Константин Константинович печатал свои стихотворения под инициалами К.Р., так как считалось, что выступать в качестве профессионального поэта, актера или музыканта одному из членов царствующего дома было «не по чину». Умер он 2 июня 1915 года. Он был последним из Романовых, умершим до революции и погребенным в великокняжеской усыпальнице Петропавловской крепости.
Но вернемся к дарственной надписи в книге. Что за событие произошло 23 июня 1886 года в Павловске? Ведь именно об этой дате и этом городе упоминается в надписи. На сайте Екатеринбургской епархии есть описание жизни Иоанна Константиновича Романова, родившегося именно 23 июня 1886 года в Павловске. Он был старшим сыном Константина Романова. Можно предположить, что лейбакушер Крассовский помогал при появлении Иоанна на свет, в честь его рождения счастливому отцу и был автором подарен его труд. Но вот как книга попала из рук Константина Константиновича в Дагестан, неясно. Согласно Инвентарной книге библиотеки, «Оперативное акушерство» Крассовского поступило в фонд в 1947 году. Судя по штемпелю на титульном листе «Проверено. 1939» и треугольной печати «Даг. Научн. Билиотека», до поступления в НБ РД книга находилась в собрании другой библиотеки, но как она попала туда – была ли передана в дар, приобретена или же передана из других фондов, остается загадкой.
А что нам известно о самом Иоанне? Екатеринбургская епархия сообщает, что у Великого князя Константина Константиновича и его жены Елизаветы Маврикиевны было шесть сыновей и три дочери. Князь Иоанн Константинович Романов был первенцем в семье, его ласково называли Иоаннчик. Отец посвятил ему чудесную колыбельную, в которой угадал судьбу своего старшего сына:
В теплом своем уголку!
В тихом безмолвии ночи,
С образа, в грусти святой,
Божией Матери очи
Кротко следят за тобой.
Сколько участья во взоре
Этих печальных очей!
Словно им ведомо горе
Будущей жизни твоей.
Иоанн Константинович окончил в 1907 году Николаевское кавалерийское училище, служил штабс-ротмистром лейб-гвардии Конного полка, затем флигель-адьютантом Его Императорского Величества. Когда началась первая мировая война, как настоящий патриот ушел на фронт. В шутку солдаты называли своего командира «Панихидный Иоанн», поскольку после каждой потери, будь то его приятель или простой солдат, князь старался выполнить христианский долг перед погибшими защитниками Родины. Однако, заметив нарушения воинской дисциплины, чинопочитания, он строго спрашивал с нарушителей. 13 октября 1914 года Иоанн Константинович был представлен к награждению Георгиевским оружием за мужество, проявленное при доставлении донесений в августе 1914 года начальнику дивизии. Тут следует отметить, что на войну отправились все сыновья Константина Константиновича, один из них – Олег – погиб на фронте. Иоанн Константинович был женат на Елене Петровне, княжне Сербской, дочери сербского короля Петра I, которая организовала на свои средства санитарный поезд и по примеру многих женщин царского рода отправилась с ним на фронт.
После прихода к власти большевиков в 1917 году большинство членов фамилии Романовых продолжало оставаться в Петрограде. С них была взята подписка о невыезде. В начале 1918 года Иоанн Константинович принял священный сан. Император Николай II, зная глубокую религиозность Иоанна, часто посылал его в качестве своего представителя на духовные торжества. После принятия сана в ссылке Иоанн пел на клиросе в Вятском Александро-Невском соборе.
По декрету большевиков от 26 марта 1918 года Иоанн Константинович вместе с братьями Константином и Игорем были высланы из Петрограда в Вятку, затем в Екатеринбург, а 20 мая они прибыли в город Алапаевск. Здесь в заточении в Напольной школе князья находились два месяца. Вместе с Иоанном выехала и его жена. Маленьких детей Всеволода и Екатерину оставили на попечение свекрови в Петрограде. Елена Петровна как иностранка пользовалась относительной свободой и уехала в начале июня в Екатеринбург хлопотать об освобождении мужа, там она была арестована и препровождена в тюрьму города Перми, где содержалась вместе с приближенными царской семьи. В Перми фрейлины императрицы Александры Федоровны были зверски убиты, а Елена Петровна спаслась лишь по чистой случайности. При ходатайстве атташе иностранных посольств она была освобождена и выехала в Швецию, где уже находились ее дети.
18 июля 1918 года Иоанн Константинович вместе с братьями Игорем и Константином и Великой княгиней Елизаветой Федоровной, сестрой императрицы, трагически погибли в шахте под Алапаевском, куда были брошены еще живыми. 28 сентября 1918 года в Алапаевск вступили части белой армии, следственная комиссия установила место злодеяния, и с 7 по 11 октября из шахты были извлечены тела погибших. Временным местом упокоения князей Романовых стал склеп с южной стороны от алтаря Свято-Троицкого собора в Алапаевске. 14 июля 1919 года тела вывезли отступающие части белой армии в Сибирь, а затем в Китай. Захоронение произвели в апреле 1920 года при храме святого Серафима Саровского в Пекине. Русской православной Церковью за рубежом Иоанн Константинович был причислен к лику Новомучеников Российских.
Так трагически завершилась жизнь человека, в честь рождения которого была сделана дарственная надпись в книге, хранящейся в Национальной библиотеке Дагестана.[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

18:20  14.07.13
0
18

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *