Махачкала
20.06.2019
1 USD 63.9794 Руб -0.3558
1 EUR 71.6377 Руб -0.5914

Роль русских городов–крепостей в развитии русско–иранской торговли XVIII–XIX веков

13:13  11.09.15
0
3

Особый подъем торговли между Россией и странами южного региона приходится на XVIII – первую половину XIX века.

Важную роль в этом и призваны были сыграть русские города-крепости, являясь на протяжении всего этого периода перевалочными пунктами торговли России с Закавказьем и Персией.
Следует отметить, что если проследить историю возникновения и становления русских городов-крепостей, то можно заметить несколько особенностей. Возникали они не случайно на древней оживленной международной торговой трассе. Обычно им предшествовали местные поселения. Стремясь достичь максимального расширения связей с соседями и укрепить свои торговые и политические позиции на Востоке, русское правительство оказывало всяческое покровительство пестрому по национальной принадлежности восточному купечеству, и вскоре в этих городах обосновались своеобразные колонии-слободы «иноземцев» с особым статусом, предусматривающим равные права с русским купечеством, полное освобождение от всякого рода повинностей, кроме уплаты различных таможенных сборов. Жители этих колоний – нерусских слобод – пользовались свободой вероисповедания и могли беспрепятственно отправлять свои религиозные обряды. Экономическая активность жителей слобод была высокой и оказывала всевозрастающее влияние на экономическое развитие края. В административном отношении эти слободы представляли собой особые самоуправляющиеся общины, во главе которых стояли выборные лица. Они следили за соблюдением правил внутреннего распорядка, решали возникавшие внутри общины конфликты и представляли ее при переговорах с царской администрацией. Таковы были общие особенности в развитии русских городов-крепостей Северо-Восточного Кавказа.
Они возникали на древних сухопутных международных трассах, связующих Европу со странами Востока, и, естественно, стали выполнять функции важного транзитного узла в торговле России с государствами Кавказа и Закавказья. В начале XIX в., например, на Кизлярском большом рынке можно было увидеть купцов из различных стран, но, пожалуй, наиболее заметными и частыми гостями были представители разных областей Персии. Основной их товар – шелк, ковры, атлас, парча, сафьян и другое, в изготовлении которых они были лучшими мастерами. Еще в 1723 году для усиления торговли с Персией и другими восточными странами было создано «Торгующее в Персии купеческое общество», переименованное впоследствии в Персидскую торговую компанию. Этой компании было предоставлено монопольное право торговли российскими и западноевропейскими товарами через Астрахань и Кизляр с Персией и подвластными ей кавказскими провинциями. В Кизляре эта компания имела специальную контору для торговли с кавказскими горцами. 9 марта 1760 года кизлярской пограничной таможней было послано донесение кизлярскому коменданту И. Л. Фрауендорфу об организации Персидской торговой компании с просьбой сообщить, «не будет ли противоречить ее монополии мелкая торговля горских народов». Через Кизляр и Астрахань вела свои торговые операции известная в то время на Западе и Востоке Джульфинская торговая компания, главную роль в которой играли армянские купцы. В 1760 г. эта компания вместе с Персидской отправила в Астрахань и Кизляр товаров на сумму 390 000 рублей.
IMGP9652Купцы, проживающие в этих городах, держали в своих руках торговлю России с Закавказьем и Персией. Европа также была вовлечена в этот торговый транзит. Следует отметить, что в Кизляре, как и в Терках и крепости Святой крест, жили тезики. В исторической литературе существуют различные суждения по поводу того, кто же эти самые тезики. В Актах Кавказской археографической комиссии о тезиках сказано, что «они – поколение древних персов», которые издавна «вышли из персидских провинций…». Дореволюционный исследователь Н. Костомаров считал тезиков подданными турецкого султана из «Азиатской Турции». По мнению Е .Н. Кушевой, это «восточные купцы из Ирана, Закавказья и Дербента…». По мнению
Н. Б. Голиковой, национальный состав терских тезиков был довольно пестрым. Среди них были армяне, кабардинцы, окочены и татары.
Наиболее полное, на наш взгляд, толкование термина «тезик» мы находим у Г. М.-Р. Орзаева: «Кавказских таджиков в некоторых русских источниках называли тезикскими татарами…Тезиками называли… в исторической литературе ХVII-ХIХ веков не только таджиков, но и персов, арабов; этот же термин употреблялся часто и для обозначения торговцев из поволжских и кавказских, в том числе и дагестанских, мусульманских народностей».
Во второй половине XVIII века в таможенной политике России развиваются фритредерские тенденции. Рассматривая торговлю с кавказскими горцами как средство усиления своего влияния на местные народы с целью их «приласкания», царское правительство стремилось расширить торговлю с ними, разрешив в 1760 году вывозить из Кизляра холст и другие товары, экспорт которых из России в Персию был запрещен. Например, в прошении дербентского жителя Мусакая Мурзакаева от 11 октября 1760 г. кизлярскому коменданту И. Ф. Боксбергу о разрешении на вывоз холста из Кизляра для продажи в кумыкских землях говорится: «… и оный холст, намерен я с платежом … указанной пошлины вести для продажи в подданные е. и. в. кумыцкие деревни, а в Персию его вести не намерен…».
Интерес для нас представляют годовые ведомости с именами конкретных торговцев, где приведены данные их товарооборота, среди них – кизлярские армяне, дворяне, персиане, тезики, тифлицы, дербентцы, персы, шемахинцы, костековцы и т. д. Торговля служила не только целям сотрудничества и развития цивилизации, но и средством воздействия на непокорных и непослушных и своего рода экономическим рычагом, с помощью которого можно было эффективно управлять делами в крае.
С XVIII века в ходе расширения границ и присоединения новых территорий формировалась политика России на Северном Кавказе. Основной задачей государственной политики было расширение и укрепление собственных территорий, увеличение числа подданных русского царя. Эта задача, как и способы ее решения, диктовалась экономическими интересами империи в данном регионе, а также ходом военно-дипломатического противодействия с конкурентами в лице крупнейших государств Европы и Азии.
Конечно, развитие торговых отношений с Востоком, и в частности через русские города, служило не только развитию промышленности, но и усилению авторитета и политического влияния России среди стран Востока и народов Кавказа. И преследуя эти политические цели, самодержавная империя вовсе не желала иметь себе соперников, предоставлять другим политическим силам распространить здесь свое влияние. Создавая свой флот на Каспии, российские власти также не допускали и мысли, чтобы еще какая держава имела бы здесь военные корабли и вооруженные силы. Да и кочевые народы, и горцы еще долго вызывали тревогу, и любое их военное усиление настораживало. Поэтому и торговля с кавказскими и восточными народами велась в условиях сложившихся политических установок и приоритетов, с ограничениями и многочисленными запретами.
С одной стороны, правительство России делало все, чтобы приобрести привязанность народов, внушая, «какое обогащение, пользы и выгоды последовать могут им от спокойного владения и торговли с россиянами, покровительствовать и поощрять паче всего нужно…». В этих целях еще с XVI-XVII веков применялись таможенные льготы, беспрепятственный проезд в русские города, начиная с Терков, освобождение от уплаты пошлин, открытие меновых дворов и другие способы развития торговых отношений. На российских рынках шла бойкая торговля такими товарами Востока, как персики, виноград и другие плоды и ягоды, а также шелк, производимый во владениях кумыков (Костеке, Аксае, Андреевской деревне) и гребенскими казаками. А мастера из Тарков доставляли сабли замечательные и др.
С другой стороны, торговля служила не только целям сотрудничества и развития цивилизации, но и средством воздействия на непокорных и непослушных, своего рода экономическим рычагом, с помощью которого можно было эффективно управлять делами в крае, привлекая на свою сторону тех или иных влиятельных феодалов Северо-Восточного Кавказа.
Блестящие победы, одержанные Россией над традиционными соперниками в лице Турции и Ирана в конце 20-х годов XIX в., привели к тому, что их влияние на народы Северного Кавказа в последующее десятилетие резко падает. Османский и персидский фактор перестает создавать острую угрозу российским интересам в регионе. С одной стороны, это гарантировало кавказскую администрацию от вмешательства эмиссаров шаха и султана, которые своей агитацией склоняли городские племена к борьбе против русских, и, безусловно, способствовало нормализации ситуации. С другой стороны, отсутствие новой политической конкуренции порождало чувство вседозволенности, создавало иллюзию быстрого, преимущественно военного решения кавказского вопроса.
Размышляя о значении Северного Кавказа для России в геостратегическом плане, политики наряду с учеными отмечают следующее. Среди проблем, которые составляют предмет повышенного внимания российского руководства, кавказские вопросы занимают особое место, поскольку этот регион всегда был и остается принципиально важным для России; следствием этого была длительная борьба Российской империи за Кавказ в целом, за Северный Кавказ в частности.
Понятно, что любое государство, обладающее сильным социально-экономическим потенциалом, мощной военно-технической базой и, как правило, большими стратегическими возможностями социально-политического, экономического и культурного влияния на другие государства, имеет сложившуюся и гибкую систему геополитических интересов. Стремление государства к расширению зоны своего влияния является естественным, так как мировая геополитическая система непрерывно трансформируется. Под влиянием этих процессов постоянно изменяется система сдержек и противоречий, обеспечивающая безопасность мира. Геополитическое влияние является следствием геополитических интересов, которые обычно классифицируются следующим образом: интерес с точки зрения безопасности; экономический интерес; социально-политический и культурный интересы. Исходя из перечисленных интересов, вероятно, и должна вырабатываться стратегия геополитического влияния России.
С XVIII века в ходе расширения границ и присоединения новых территорий формировалась политика России на Востоке.
Основной задачей государственной политики было расширение и укрепление собственных территорий, увеличение число подданных русского царя. Эта задача, как и способы ее решения, диктовалась экономическими интересами империи в данном регионе, а также ходом военно-дипломатического противодействия с конкурентами в лице крупнейших государств Европы и Азии.

13:13  11.09.15
0
3

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.