Махачкала

Про клад, домовую змею и демона Ал Паб

13:54  12.05.16
0
10

Народы Южного Дагестана имеют богатый фольклор и обрядовые традиции.

О некоторых обрядах и мифологических персонажах лезгин и табасаран нашим читателям рассказал доктор исторических наук, ведущий сотрудник Института ИАЭ ДНЦ РАН Руслан Сефербеков.
– Наиболее древними божествами лезгин Самурской долины были небо, небесные светила – солнце и луна, атмосферные явления – радуга, ветер, гром и молния, дождь.
По представлениям лезгин Самурской долины, солнце и луна – это сестра и брат. По поводу порядка пребывания светил на небосклоне существует верование, что луна-брат уступил право светить днем сестре-солнцу, чтобы ей не было страшно светить ночью. С солнцем были связаны определенные верования. Так, если какой-нибудь человек неожиданно совершал поступок, который от него не ожидали, то говорили: «Солнце с запада взойдет». Повсеместно существовал запрет пускать солнечные зайчики в окна дома, так как это расценивалось как намек на то, что в этом доме живут женщины легкого поведения.
Существовало также представление, что грешников убивает молния. В с. Ахты имелось проклятие в адрес человека, к которому испытывали неприязнь: «Чтобы тебя ударила молния!»
Радугу называли Яргъи руш – Длинная, долговязая девушка. Верили, что под концами радуги находится золото, клад, который охраняет мифическая змея Шамгьандар, от него и исходит блеск и свет радуги. Найти этот клад может только человек, угодный Богу. Если при появлении радуги загадать желание – оно исполнится. Если в момент рождения ребенка на небе появилась радуга – значит, жизнь у него сложится счастливо.
Ветер лезгины воспринимали в облике женщины в лохмотьях с развевающимися волосами. Его воспринимали и как злую силу. Особенно это касалось вихря, внутри которого будто бы находился черт. Существовал запрет ругать ветер за нанесенный ущерб, это расценивалось как ругань в адрес Всевышнего. Имелось также представление, что ветер уносит с собой из селения все нечистое и негативное.
Для прекращения проливных дождей повсеместно ставили во дворе топор острием вверх, выбрасывали туда же соль. Если эти магические приемы не помогали, то для прекращения дождя и вызывания солнца проводили обряд с куклой Гюдю, которую во главе процессии мужчин, женщин и детей несла девушка. В с. Мискинджа для этой цели изготовляли несколько маленьких кукол Ала пехъ, наряженных в красную одежду, и втыкали их на плоской крыше какого-нибудь дома. В с. Ахты после проведения обряда куклу выбрасывали в воду. Видимо, упомянутые куклы являлись персонификациями божества солнца, которое представлялось в женском облике.
Таким же бедствием, как проливные и затяжные дожди, была засуха. Для ее прекращения и вызова дождя проводили особый обряд с ряженым Пешапай. Им был мальчик, которого обряжали в ивовые ветви и в сопровождении толпы детей и подростков водили по дворам села, где хозяйки обливали его водой, а сопровождавших наделяли продуктами (мука, яйца, орехи, халва).
Верили народы Южного Дагестана и в домовых, злых духов, демонов. К примеру, в существование домовой змеи, которая жила на потолке. Домовую змею не убивали, считая, что это принесет несчастье. Иногда она издавала звуки, напоминающие писк цыплят, что являлось предвестником беды. Змея эта невидима, но раз в несколько лет, как бы напоминая о себе, она выползала и показывалась на глаза домочадцам. Верили лезгины и в существование домового – Къвал. Так, жители с. Хрюг считали, что он обитает там, где нечисто и поэтому после контакта с ним человеку необходимо было совершить ритуальное омовение. Домовой приходит домой ночью, проникая в жилище через дымоход, который, как известно, является переходом из одного мира в другой.
Но особенно жители Самурской долины опасались демона Ал Паб. Его представляли в облике старой женщины большого роста с достигающими до пят с проседью или рыжими распущенными волосами и пальцами с когтями. Обладая даром перевоплощения, демон являлся к роженице в облике родственницы или соседки и начинал заговаривать с ней. Как только роженица открывала рот, Ал Паб хватала ее за язык и вырывала его.
Демона можно было лишить силы, отрезав у нее косы. Делал это мужчина, который угрожал ей обнаженным кинжалом. Она давала клятву больше не трогать представительниц тухума, к которому принадлежал этот мужчина. Говорят, что в 50-х гг. XX в. некий Абдулазиз из с. Ахты будто бы схватил Ал Паб за косы, отрезал их и хотел забить гвоздь в голову. Однако демон сумел вырваться и убежать от него. После этого случая Ал Паб якобы больше никогда не приближалась к женщинам из тухума Абдулазиза.
У табасаран этот демон также имел облик женщины с длинными распущенными ярко-красными волосами. Лишь в с. Лака, расположенном на границе расселения табасаран с агулами, его облик рисуется несколько иным: худая, длинная, руки и ноги костлявые, волос седой, лицо безобразное. Также демон мог появляться в образах красного петуха. В ряде случаев Ал Паб заползала в жилище в виде тумана, который затем превращался в злого демона. Знаком пребывания демонов являлся кровавый отпечаток пятерни на стене комнаты беременной.
В соответствии с поверьями, Ал могла появиться у роженицы в любое время суток, но при условии, что женщина в комнате оказывалась одна и в доме не было мужчин. Считали, что если в доме находится даже младенец мужского пола – демон не приходит. Приняв облик соседки, родственницы, матери, а чаще всего – повивальной бабки, Ал представала перед роженицей и расспрашивала о состоянии ее здоровья или предлагала угощенье. Как только роженица открывала рот, она была обречена.
В селе Тураг рассказывают, что еще до революции Гьаджихан-Магьмад застал у родника Ал. Он схватил ее за волосы и отсек ей мизинец. Ал поклялась ему больше не нападать на представительниц его тухума. Мизинец Ал (говорили, что он похож на петушиный коготь) долго хранился у жительницы этого села – бабушки Айны, которая затем передала его своей внучке Мехтиевой Фатмеханум (1918 года рождения), а та в 1940-х гг. потеряла эту важную часть тела демона. В селе Нижний Ярак говорят, что в 1955 г. житель этого села Газибег, застав Ал Паб у ручья, схватил ее сзади за волосы, намереваясь их отрезать. Та взмолилась о пощаде и попросила его взамен них отсечь ей мизинец, так как с утратой волос она будто бы становится видимой. Газибег отсек ей мизинец, а демон дал слово не появляться в семи окрестных селах (Верхний и Нижний Ярак, Яргиль, Зильдик, Чере, Межгюль, Варта).
По словам местных жителей, в 1977 г. некая А. С. находилась в родильном отделении Хивской районной больницы. Через три часа после рождения ребенка в палату, где роженица находилась одна, вполз туман, который затем будто бы материализовался в Красную женщину. Роженица от испуга потеряла дар речи – восемь дней не говорила. Но тут в палату вошла санитарка с вестью, что пришел муж женщины, Ал тотчас исчезла, как бы растворившись в воздухе.
Верили табасараны также в злого демона Ярсель. Ярсель являлась беременной во сне в облике близкой родственницы и старалась набросить на шею черный моток шерстяных нитей. Если ей это удавалось, женщина будто бы тотчас умирала, если же последняя, отталкивая моток руками, не позволяла демону этого сделать, она оставалась жива.
Вероятно, люди старались объяснить смерть женщин во время и непосредственно после родов, виня во всем мифических демонов.

13:54  12.05.16
0
10

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *