Махачкала

Первому музею Дагестана – 100 лет

17:02  20.11.12
0
235

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

В этом году исполняется ровно 100 лет со дня открытия первого музея в истории Дагестана. Осенью 1912 года состоялось торжественное открытие Кустарного музея имени Ивана Костемеровского в Темир–Хан–Шуре. О музее, его основателях, истории и экспонатах читателям «Проджи» рассказал директор Буйнакского историко–краеведческого музея Микаил Дугричилов.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Е. Козубский

Е. Козубский

– Во второй половине XIX века лекарь Дагестанского конного полка Костемеровский при штабе полка, дислоцировавшегося в Дженгутае, открыл русскоязычную школу для детей всадников полка. И, работая с детьми, увлекся краеведческой работой и стал собирать материал. Когда штаб полка перевели в Темир-Хан-Шуру, он усиленно взялся за открытие музея. Он трижды получал отказ, ему не разрешали. К этому времени у него скопилась довольно-таки солидная коллекция экспонатов. Костемеровский был человеком одиноким, без семьи, и перед своей смертью в 1891 году он все скопленное состояние завещал будущему музею. Его средства долго лежали на счетах банка невостребованными, пока в Дагестан не прибыл начальник статуправления Евгений Козубский. Вот он по роду своей деятельности – а статуправление в то время занималось не только статистикой, но и изучением географического положения, историческими сведениями, – продолжил дело Костемеровского, существенно пополнив его коллекцию. Собрал огромное количество экспонатов и исторических сведений, обобщил все это в трудах – «История Дербента», «История Темир-Хан-Шуры», «История Дагестанского конного полка» и других. Козубский также был одним из создателей первой публичной библиотеки города.
Итак, Козубский решил продолжить дело Костемеровского и создать музей. Это было непростым делом, так как ни губернатор, ни наместник на Кавказе «добро» не давали. Но в итоге после долгих хлопот в 1910 году вышло постановление о том, что музей должен быть создан, подписанное генерал-губернатором Вольским. И к 1912 году вся документация была
оформлена и направлена в Тифлис, наместник на Кавказе Воронцов-
Дашков подписал указ об открытии музея. Деньги, снятые со счетов
Костемеровского, стали основной финансовой базой музея, пополне-
ны они были за счет казны. В 1911 году Козубский умер, не дожив
всего год до открытия музея. Однако машина уже была запущена,
создан специальный комитет, который вел все дела по созданию
музея.
В 1912 году состоялось официальное открытие музея. В фонде
насчитывалось 293 экспоната, не считая документов и фото-
графий. Фотографии были заказаны у известного фотографа
Абуладзе и братьев Рудневых, в основном был представлен
этнографический материал.
Вначале у музея не было своего помещения, и он распола-
гался в доме генерал-губернатора Вольского, где были вы-
делены один зал и одна комната. На два часа в сутки экспо-
зиция была открыта для посещения. Посещение было бес-
платным, однако пускали не всех сразу, а по мере формиро-
вания группы.

Наместник на Кавказе Илларион Ворнцов-Дашков (сидит)

Наместник на Кавказе Илларион Ворнцов-Дашков (сидит)

Экспозиция музея пополнялась, уже Вольский выделял
деньги на закупку экспонатов. Объезжали в поисках интерес-
ных предметов весь Дагестан, проводилась большая работа.
В сентябре–октябре в Темир-Хан-Шуре проходила первая
сельскохозяйственная выставка, на которой были представле-
ны кустарные производства со всего Дагестана – изделия из
шерсти, ткани, резьба по дереву… После завершения выставки
Воронцов-Дашков, которому понравились экспонаты музея,
предложил комитету выкупить часть экспонатов. Так
музей пополнился еще 700 предметами – среди них 100 кремне-
вых ружей, а также холодное оружие и различные механизмы.
Площади двух комнат стало не хватать. Было решено перевести му-
зей в отдельное помещение. В результате экспонаты разместили на
улице Апшеронской во флигеле при доме княгини Павловой, выкупив
его для музея. Так музей стал функционировать самостоятельно. В штате насчитывалось пять сотрудников, деятельность музея контролировалась статистическим комитетом. На протяжении еще шести лет музейный фонд постоянно расширялся.

Было построено хранилище, коллекция пополнилась редкими книгами и документами. В общем, проводилась серьезная музейная работа. Музей в то время назывался «Кустарный музей им. Костемеровского». Однако, к сожалению, в 1918 году в связи с революционными событиями почти весь музей был разграблен. Часть экспонатов сотрудники забрали домой, сохранив таким образом особо ценные предметы.
– Забрали домой и вернули… Честные в то время были люди.
– Да-да, все вернули. Благодаря им удалось сохранить порядка четырехсот экспонатов, среди которых были очень редкие документы. После Съезда народов Дагестана решено было перевезти экспонаты в Махачкалу, ставшую столицей. По инициативе Алибека Тахо-Годи в 1923 году было решено организовать в Махачкале республиканский музей, и все экспонаты из Темир-Хан-Шуры были переданы ему. А в городе был создан Музей истории революции, так как Темир-Хан-Шура стала колыбелью революции в Дагестане. Для этого было поручено через ревком и наркомат просвещения провести сбор материала, связанного с революционерами, героями гражданской войны – их документов, оружия. Так постепенно музей возобновил свою деятельность, однако направленность его уже изменилась. Вплоть до 1934 года он существовал как Музей истории революции. В 1934 году постановлением Совнаркома Дагестана в связи с пребыванием в городе «вождя народов» Иосифа Виссарионовича Сталина решено было создать Дом-музей Сталина. Для этого бывшая гостиница, переданная в свое время Саиду Габиеву, у которого останавливался Сталин, была выделена под музей. Саид Габиев передал музею всю мебель, туда же были переведены все экспонаты Музея истории революции. Такое положение существовало до 1956 года. Затем статус музея вновь изменился, он стал называться Республиканским историко-революционным музеем. После землетрясения 1975 года по городу прошла волна сноса старых зданий, и старое здание музея, бывшая гостиница, было снесено.
– И куда перевели музей?
– В здание бывшей первой школы. Музей там занял первый этаж, а на втором был Дом пионеров. В постперестроечный период, поскольку надобность в Музее революции отпала, решили восстановить историческую справедливость и восстановить музей как историко-краеведческий с передачей ему фондов Музея революции. В здании школы музей находился до 1993 года, однако в 1990–1993 годах он не работал.
– А когда музею было передано нынешнее здание?
– Решили восстановить первую школу и отдать ей здание, занимаемое музеем. Нынешнее здание хотели снести в 1975 году, однако стараниями горожан удалось его сохранить. Уже полным ходом шла подготовка к подрыву, и крышу снесли, сбили лепку, сняли наборный паркет. В общем, остались только стены. До 1975 года в нынешнем помещении музея находился Русский театр, затем Кумыкский, Аварский и Лакский театры. В общем-то это здание и строилось изначально как театр, в 1916 году его построил меценат Хизри Гаджиев. И вот в 1993 году состоялась презентация вновь открывшегося первого дагестанского музея в здании первого дагестанского театра.
– Микаил Магомедович, вот вы назвали имена основателей музея – Костемеровского и Козубского. А были ли еще люди, которые внесли большой вклад в пополнение фондов, их сохранение, расширение музейной работы?
– Попечителями музея в дореволюционное время были промышленник Курахмаев, Абдурахим Талибов, научным сотрудником музея был поляк Поторжак, автор книги «Один год Дагестанскому музею», которая вышла в 1913 году в типографии Михайлова с иллюстрациями Абуладзе. Хочу отметить Омара Кичуева, возглавлявшего музей более 15 лет, затем работу продолжил Абакар Алиев. Здесь же начал свою деятельность в качестве директора мой отец Магомед Дугричилов. С 1997 года работал в музее старшим научным сотрудником Булач Гаджиев. Все эти люди внесли большой вклад в работу музея.
– А есть ли в музее экспонаты с интересной историей?
– Экспонаты дореволюционного времени сегодня находятся в Дагестанском государственном объединенном музее. А среди имеющихся в нашем музее можно отметить фортепьяно с очень интересной историей. Оно было приобретено пивзаводчиком Адольфом Кеснером в Москве для дочери, однако вскоре он его продал, а дочери купил рояль. Приобрел же это фортепьяно Козубский. После его смерти оно оказалось у купца Шмульковского. И вот сегодня оно находится в нашем музее. Инструмент сохранился идеально, а для нас он интересен тем, что принадлежал Козубскому – одному из основателей музея. Еще один уникальный экспонат – знамя, курсанты второй московской бригады при отъезде из Дагестана в 1919 году передали его унцукульскому партизанскому отряду. Есть у нас и подушка Сталина. Но самое главное – это стол, за которым была подписан документ о создании автономии Дагестана, от республики документ подписали Коркмасов, Тахо-Годи и Габиев, от Москвы ее подписал нарком по делам национальностей Сталин.Именно тогда Дагестан впервые получил свою государственность.

За предоставленный фотоматериал благодарим Буйнакский историко-краеведческий музей и лично Микаила Дугричилова.[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

17:02  20.11.12
0
235

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *