Махачкала

Первая столица

16:46  20.11.12
0
58

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]3 Люди жили на территории современного Буйнакска много лет назад. На скале Кавалер-Батарея на территории современного города были обнаружены рисунки, вырубленные древними охотниками 4–6 тысяч лет назад, среди них – охотники на конях, олени, туры, козы. Существует предание, что на вершине скалы в 1396 году приказал установить свой шатер полководец Тимур, возвращаясь после похода в Среднюю Азию – каменная глыба занимала господствующее положение над окружающей местностью. По легенде, именно поэтому село, а позже и город, получили название «Темир-Хан-Шура», что в переводе означает «Ставка хана Темира».
С началом Кавказской войны Темир-Хан-Шура приобрела большое значение в качестве перевалочного пункта на пути войск с равнины в горы и обратно. Возникла необходимость возведения здесь военного укрепления. Командование русской армии по достоинству оценило стратегическое положение аула как центра коммуникации, имеющей важнейшее военное и экономическое значение, так как через Темир-Хан-Шуру шли не только войска, но и большинство торговых караванов с гор на плоскость и обратно. В 1836 году царские войска близ Кавалер-Батареи построили двухэтажную сторожевую башню, а на всей площади скалы установили батарею пушек. Жителей переселили в Халимбекаул. Село превратилось в военное укрепление.
Булач Гаджиев так описывает его. Крепость имела 3 версты 150 саженей по периметру. Она была опоясана с трех сторон каменными стенами, а с четвертой, с северо-запада, ее защищали скалы Кавалер-Батареи. Пять двухэтажных каменных башен охраняли вход в крепость. Крепостные стены прерывались массивными воротами. Их было четыре: Ишкартинские, Дербентские, Аварские и башня Кавалер-Батареи. При опасности каждая башня своим огнем обороняла подступы к крепости. Во время базаров горцы, идущие в крепость, оставляли у часового свое оружие. На ночь все четверо ворот закрывались, а охрана усиливалась. Запоздавшие до утра должны были коротать время по ту сторону стен царской крепости. Во второй половине XIX века надобность в оборонительных башнях, как и в самой крепости, отпала. Камни стен и кирпич разбирало на строительство гражданское население. Город расширялся. Так как внутри укрепления не было свободной площади, то дома возводили за разваливающимися крепостными стенами. Возникли новые улицы. Население Темир-Хан-Шуры почти целиком состояло из солдат и офицеров.
Вслед за военными в город прибыли купцы и мещане из Кизляра, Астрахани и Тифлиса. В Темир-Хан-Шуре можно было встретить и людей, приехавших из глубины России. В середине XIX века возник базар, куда жители Кафыркумуха, Муслимаула, Халимбекаула и других селений свозили сено, дрова, фрукты, виноград и изделия из металла. Люди спешили на базар как на свой единственный праздник.
В марте 1841 года в Темир-Хан-Шуре была официально учреждена должность воинского начальника. При нем имелись писарь для ведения переписки и переводчик, знающий местные языки. В 1842 году открылось почтовое отделение. В 1851 году гражданское население крепости насчитывало уже свыше тысячи человек.
Много бедствий доставляло горожанам озеро Ак-коль, находившееся почти в центре крепости. В него сбрасывали отходы с лесопилки, бытовой мусор. Комары, гнездившиеся в камышах, распространяли лихорадку. Смертность от нее была не ниже, чем от бедствий войны. В 1854 году солдаты прорыли канаву, по которой вода из озера ушла в реку Атлан-озень. Дно бывшего озера предприимчивые люди превратили в огороды и получили отличные урожаи.
В 1866 году укрепление4 Темир-Хан-Шура получил статус города. Постепенно развивалась промышленность. В 1866 году в городе существовало девять крошечных заводов с количеством рабочих в них от 1 до 12 человек. На них изготовлялись: мыло, кирпич, известь, кожевенные товары и винно-водочные изделия. 40 керосиновых фонарей были расставлены в центральной части города.
Вскоре Порт-Петровск решено было связать шоссированной дорогой с Темир-Хан-Шурой. Работы начались в 1864 году, продолжались в течение пяти лет. Строительство дороги длиною в 43 версты обошлось в
239000 рублей. С 8 февраля 1868
года Темир-Хан-Шура могла связываться по
телеграфу с Тифлисом, где жил наместник царя на Кавказе. В том же году в городке было учреждено общество Красного Креста, получившее распространение в России после Крымской войны.
В 1870 году в России были созданы городские думы, куда могли быть избраны по имущественному цензу только состоятельные люди. Однако в 1895 году последовал новый закон, по которому вводилось упрощенное городское управление. Взамен городской думы и городского управления в Темир-Хан-Шуре, Дербенте и Петровске полагались собрания уполномоченных и городского головы с одним или двумя помощниками к нему. Голосование проводилось с помощью многочисленных разноцветных шаров, которые опускали во многие ящики. К началу выборов все избиратели должна были быть на месте. Опоздавшие не допускались. Не допускались к выборам военнослужащие, люди без недвижимого имущества, рабочие, крестьяне, ремесленники. Булач Гаджиев приводит имена некоторых глав города: Закутовский – майор в отставке, Кахаев – армянин, фабрикант, Хизри Гаджиев – ему принадлежали консервные заводы.
А к началу ХХ века Темир-Хан-Шура стала главным поставщиком фруктового повидла и консервов на рынки России. В 1901 г. изготовлением консервов из вишни, черешни, слив, абрикосов, персиков в Темир-Хан-Шуре занимались 15 человек. Кроме перечисленных консервов, производились фаршированный перец, солянка, пюре из томатов до 2 тысяч пудов за сезон. Консервы из персиков сбывали в Москву, Санкт-Петербург, Варшаву, Ригу, Одессу, Томск, Закавказье, Закаспийскую область. Вывозили также до 10–15 тысяч пудов сладких и горьких абрикосовых косточек и сладкого миндаля для кондитерской промышленности. Грузы из Темир-Хан-Шуры на арбах и фургонах доставлялись в Петровск и оттуда по Каспийскому морю на Волгу, далее по воде и сухопутью заказчикам. Ежегодный экспорт консервов за пределы Дагестанской области достиг 600 тыс. пудов.
В 1909 году городская управа решила осветить город электрическим светом. Работы были поручены подрядчику Шаферу, и в 1911 году электростанция была запущена. Через год в городе был открыт музей имени И. С. Костемеревского, в нем экспонировалось до 300 предметов – ковры, бурки, работы златокузнецов, резчиков по дереву, гончаров. Тогда же стала функционировать первая Дагестанская выставка, имевшая отделы животноводства, садоводства, кустарных промыслов, сельскохозяйственных машин.
В Темир-Хан-Шуре накануне Первой мировой войны проживало уже 15 тысяч человек – русские, кумыки, таты, европейские евреи, аварцы, даргинцы, лакцы, лезгины, поляки, армяне и представители других народов. Русские состояли на государственной службе. Мало кто из них занимался торговлей. Последняя была сосредоточена в руках татов и кумыков. По четвергам работал базар, где продавали шали, бурки, кожу, яйца, муку, сыр, масло, капусту, лук, картофель, сушеные и свежие фрукты, овощи, домашнюю птицу, а также глиняные кувшины и прочее.

В городе имелось
10 школ – две средних, 8 низших –
в них обучались 1200 учащихся.
В городе жили представители практически всех конфессий Российской империи, разве что за исключением буддизма. Поэтому кроме православного собора и церкви имелись костел, армянская церковь, две мечети и столько же синагог.
Знаменитые гости
Темир-Хан-Шуру в свое время посетили многие писатели, художники и ученые. Здесь после строительства укрепления служили поэт Александр Полежаев, создатель «Эрпели» и «Чир-Юрта», писатель Александр Бестужев-Марлинский, автор «Амалат-Бека» и «Мулла-Нура». В 1840 году в Темир-Хан-Шуре побывал и Лермонтов. В 1847 году в городе впервые в истории медицины Николай Иванович Пирогов произвел 16 операций под наркозом. Там же Пирогов также впервые применил в массовом порядке йод и крахмальную повязку, предшественницу гипсовой повязки.
В 1858 г. город посетил прославленный французский романист Александр Дюма, любовавшийся Дагестаном с высот Гимринского хребта. Писатель остановился в доме командира 1-го Дагестанского полка полковника, князя Ивана Романовича Багратиона, племянника прославленного героя Бородинской битвы. Сегодня в доме Багратиона находится Музей боевой славы Буйнакска. Через 10 лет в Темир-Хан-Шуре побывал великий русский художник Петр Карлович Услар, лингвист с мировым именем, автор превосходных исследований в области кавказского языкознания, инициатор создания светских школ в Дагестане. Совершая путешествие по Кавказу, заглянул и в Темир Хан-Шуру выдающийся художник-маринист Иван Константинович Айвазовский.
Побывали в городе и знаменитые художники Франц Рубо и Евгений Лансере. Не обошли стороной центр Дагестанской области и царские особы. В сентябре 1858 г. Дагестан посетили великие князья, сыновья Николая I. Из Дербента через Дешлагар, Губден, Карабудахкент, Дженгутай и Буглен они прибыли в Темир-Хан-Шуру. Когда они выехали из Буглена, наступила темнота, всадники Дагестанского полка для освещения пути несли зажженные факелы. Александр II, освободивший крестьян от крепостной зависимости, создавший земские учреждения, давший городам самоуправление, дважды побывал в Темир-Хан Шуре. Первый раз, будучи еще цесаревичем, он приехал в разгар Кавказской войны в 1850 году. Второй раз он посетил областной центр Дагестана через 19 лет, уже будучи царем. Во Первой мировой войны посетил Темир-Хап-Шуру и дядя царя Николая II Николай Николаевич.[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]6[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

16:46  20.11.12
0
58

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *