Махачкала

«Институт человековедения» Скандарбека Тулпарова

17:28  19.12.13
0
11

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]С режиссером Скандарбеком Тулпаровым в Дагестане и за его пределами знакомы многие, но не всем посчастливилось знать его как человека.

По случаю 20–летия его творческой деятельности в Русском драматическом театре журнал «Проджи» решил исправить эту ситуацию и попытаться раскрыть неординарную личность Скандарбека Тулпарова. Скандарбек Даниялович поделился с корреспондентом «Проджи» своими воспоминаниями и мыслями.

На становление моей личности и выбор профессии во многом повлияла та среда, в которой я вырос. Нет, мои родители, и никто из родственников не были связаны с театром, да и в общем с искусством. Мой отец был строителем, далекие предки – офицерами царской армии.

Я родился в Хасавюрте, а детство мое прошло в Сибири. Дело в том, что мои дедушка и бабушка были там в ссылке, и отец родился и вырос там, поэтому, приехав в Дагестан, он не мог прижиться здесь и вновь вернулся в Сибирь. Он даже шутил по этому поводу, говорил: «Нашу семью два раза посылали в ссылку: один раз государство, другой раз – я сам!»

В Сибири в то время собралась вся интеллигенция нашей страны – они и привили мне любовь к художественной литературе, поэзии. Я сам начал писать стихи, с увлечением читал произведения классиков.

Вернувшись в Дагестан в третьем классе, я был на столько «подкован знаниями», что мог даже вступить в полемику с преподавателями. Я участвовал во всевозможных конкурсах – пел, читал стихи. Сверстники меня не понимали, многие смеялись надо мной, ехидно обзывали «артистом». Сначала я не обращал на это внимания, а когда все это мне надоело, я записался на секцию вольной борьбы, чтобы давать сдачи всем завистникам и недругам.

Я никогда не думал, что буду режиссером. Просто мне тогда казалось, что режиссеры – это сверхлюди, которые должны знать и уметь абсолютно все, а я не считал себя таковым. Но я всегда хотел быть в этой творческой среде, поэтому после окончания школы я решил поступать на актерский факультет. В Махачкале тогда такого не было, и отец посоветовал пойти в музыкальное училище. Я согласился, так как я видел по телевизору, что в театре музыканты тоже выступают.

Мне нравилась музыка, но мечта быть артистом меня никогда не покидала. Помню, как-то я прогуливался по улице Дахадаева и увидел объявление, что в театральную студию требуются актеры. Не задумываясь, я зашел туда и стал посещать эту студию регулярно. В прямом смысле, я всегда бежал туда, с нетерпением ждал занятий, а в музыкальное училище я шел размеренным шагом…

Некоторое время я работал в Кумыкском театре. Что интересно, кумыкскому языку меня обучала русская женщина – ведущая артистка Кумыкского театра. Она в совершенстве знала наш язык и скрупулезно учила меня.

Через несколько лет я понял, что уже «созрел» для Высшего театрального училища им. М. В. Щукина, и тогда я поехал покорять Москву.

Учась на актерском факультете, я помогал многим ребятам ставить сценки, преподаватели всегда высоко оценивали эти работы. Они, конечно же, не знали, кто был «подпольным режиссером». А я для себя делал выводы: то, что я организовываю – хвалят, а то, как я сам играю, оценивают хуже.

Потом преподаватели все-таки узнали о моей «подпольной режиссерской» деятельности и даже предложили перевести меня на режиссерский факультет. Такое предложение было редкостью, но я отказался. С их точки зрения это было глупо, поскольку обычно все актеры мечтают быть режиссерами, а я этого боялся.

Когда я пришел на работу в Русский драматический театр, я понял, что это мое место. Я проработал здесь на должности главного режиссера и художественного руководителя уже 20 лет. Это действительно большой срок для режиссера! Обычно на такой должности в одном театре не задерживаются больше 5 лет.

Все артисты – сумасшедшие люди. Они постоянно ждут от режиссера чего-то нового интересного, то, что поможет раскрыть их талант. Они, как дети, – их постоянно надо чем-то увлекать. Поэтому режиссером быть сложно, но интересно.

Я считаю, чтобы быть выразительным, надо быть заразительным! Меня невозможно остановить! Я постоянно в творческом поиске, постоянно работаю над собой. Как сказал Чехов: «Я по капле из себя выжимаю раба!»

Моя семья – жена, трое детей и внуки – всегда поддерживает меня. Я думал, что младший сын пойдет по моим стопам, поскольку у него были для этого все способности, но он решил поступить на юридический факультет. На мой вопрос: «почему?», он ответил: «Папа, я не смогу стать лучше тебя, а хуже быть я не хочу!» Не знаю, может быть, кто-то из внуков пойдет по моим стопам. Я бы этого хотел, при условии, что они сами этого захотят.

Некоторые из моих родственников всерьез не воспринимают мою работу. «Какая ж работа в театре, театр – это проста игра, развлечение», – говорят они. А для меня театр – это жизнь, это «институт человековедения». Мы занимаемся изучением человеческих душ, характеров, формируем мировоззрение людей. Хотя в чем-то мои родственники правы. Мне очень нравится выражение: «Выбери себе профессию по душе и никогда не будешь работать!» Это как раз про меня! Я каждый день с удовольствием иду на работу. Я в других местах устаю, когда бываю в другом обществе, к примеру, когда без остановки говорят о машинах, одежде, футболе и т.д. А работая в театре, я отдыхаю! Хотя, конечно же, устаю, но это приятная усталость.

Я всегда говорю прямо, не люблю ложь. Этого же требую от своих коллег и этому пытаюсь научить наших зрителей.

В некоторой мере я сопоставляю театр с храмом – театр, как и храм, воспитывает и очищает душу человека.

Я не представляю город без театра. Для меня такой город какой-то серый, обделенный. Мне жалко людей, которые хотя бы раз в месяц не ходят в театр. Что они видят: повседневную суету, бесконечные проблемы и единственное развлечение – свадьбы. А театр развивает человека, помогает отвлечься от проблем и даже найти какое-то решение.

Сейчас я с уверенностью могу сказать, что в Махачкале лучшие зрители. Я горжусь ими! Настолько мы их воспитали, что наши гости – театралы из других городов, говорят: «Какие замечательные у вас зрители, лучше даже чем в Москве!»

Критика в нашей жизни и работе, безусловно, важна. Для актера, да и для любого другого успешного человека, главное не захлебнуться в своей славе. Критика этого не допустит. Она дает возможность размышлять, работать над собой и расти дальше. Я люблю критику. Могу и поспорить, и доказать свою точку зрения, могу и согласиться с критиком.

За годы работы я поставил более сорока спектаклей, но из них только пять – шесть я считаю более-менее удачными и, не стесняясь, могу подписать своим именем. Я еще не стал режиссером, я пытаюсь им быть! А когда я скажу, что стал им, то уйду с этой должности. Ведь зачем тогда уже работать?! Надо очень критично относиться к себе.

Процесс работы над спектаклем я могу сравнить с беременностью. Все начинается с любви к какому-то произведению, потом я вынашиваю его в себе, как беременный. Когда я работаю над спектаклем, я живу им и смотрю на все через него.

Главная награда для меня – это довольные зрители. Награды, звания, грамоты – все это приятно и почетно. К примеру, в прошлом году мы представляли Россию на международном театральном фестивале в Македонии. Мы выступали на одной сцене с лучшими театрами Италии, Англии, Греции и других стран. Честно признаюсь, мы даже не надеялись на победу, но получили Гран-при! Конечно, радости нашей не было предела. В этом году мы вновь поедем на этот фестиваль. Не за наградами, а за развитием!

Как бы это банально ни звучало, я мечтаю, чтобы Дагестан был процветающим. Самое главное, для этого, я считаю, мы должны убрать все эти разности внутри себя: «я – аварец, ты – лезгин и т.д., а значит, мы – разные». Надо понять, что мы одно целое, мы – дагестанцы! Пока мы этого не сделаем, мы будем жить в первобытнообщинном строе, и у нас ничего не получится. Ведь почему, например, Америка процветает. Потому что там все жители называют себя американцами, они глубоко патриотичны. А что мы?! Каждый сам за себя и для себя. Это, мягко сказать, неправильно! Нужно воспитывать себя, своих детей в духе патриотизма.

Как режиссер я мечтаю поставить по-настоящему хороший спектакль, чтобы он долго жил и принес много добра людям. Чтобы этот спектакль помог подняться людям на новый уровень и сопровождал по всей жизни. Я хочу, чтобы наш Русский драматический театр стал настоящим брендом Дагестана, его достопримечательностью, чтобы в мире о Дагестане узнавали через наш театр, наших артистов. Еще я мечтаю, чтобы все театры Дагестана процветали, чтобы наша республика и в будущем гордо носила звание «Театральной Мекки Кавказа»![/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

17:28  19.12.13
0
11

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *