Махачкала
28.10.2021
1 USD 69.8104 Руб +0.2578
1 EUR 81.0289 Руб +0.327

Индийские записки

13:18  21.03.13
0
1

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Яркие сари, ветер с запахом карри и масалы, белозубо улыбающиеся смуглые детишки, песни, танцы, брызги Ганга и много солнца… Такой, яркой и веселой, в течение 14 лет мне снилась Индия – страна, в которую я мечтала поехать половину своей жизни. Мечтам свойственно сбываться. Сбылась и моя. 20 дней я жила в стране, которая сначала бьет, а потом ласкает.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]18998То, что кажется нам привычным и дорогим здесь, в Индии теряет всякий смысл и становится ненужным. Это страна, где чтят свою историю, гордятся ею, но не берегут. Страна, где 360 дней в году проходят фестивали и праздники. Место на земле, где при рождении ребенка не радуются, а во время похорон не плачут. Республика, которая называет себя демократичной, несмотря на существующую кастовую систему. Страна, где тебя любят за то, что ты есть.
День 1
Три часа утра. Мы с мужем – в международном аэропорту Дели. Вот он – заветный штамп о прибытии в страну моей мечты. Остается выйти за дверь и доехать до Мейн Базара.
В течение года перед поездкой я штудировала различные индийские форумы, сайты и блоги путешественников. Полученные знания здорово помогли. Так, например, я знала, что не стоит верить таксистам у аэропорта. Мало того, что они возьмут за проезд в 3–5 раз дороже нормы, так они могут увезти путешественника (особенно, если он первый раз в Индии, в Дели) в другой отель. Ничего страшного с путешественником не случится, просто таким образом таксист получит свой куш от владельца гостиницы, куда вас привез. Поэтому, если вы в Индии впервые, то лучше не говорить об этом таксистам.
От аэропорта в город протянута ветка делийского метро. Но во время нашего путешествия она была на ремонте, поэтому мы воспользовались автобусом. Большой, чистый, кондиционированный автобус отходит каждый час. Он проезжает мимо вокзала и станции метро Нью-Дели, откуда до Мейн Базара рукой подать. Стоимость проезда 75 рупий (40 рублей).
Мейн Базар – это небольшой район города, главным образом – туристический. Здесь расположено более ста отелей, гест-хаусов и хостелов, много кафе, в которых готовят и национальные и европейские блюда. Здесь в ряд расположены магазины, в которых можно купить все, что угодно.
– Куда вы идете? – спрашивает рикша на тук-туке с правой стороны.
– Молодые люди, загляните в мою лавку! – кричит зазывала нам вслед.
– Давайте я вас подвезу, – слева подскакивает велорикша.
– Купите мои печенья. Вы такого еще не пробовали, – громко предлагает продавец печенья, который готовит их прямо на улице.
– Дайте проехать! – сигналит сзади рикша.
– Посмотрите на мои шарфы…
– Девушка, давайте я вам разрисую руки хной!
– Помогите, чем можете. Дайте 20 рупий…
– Чай, чай!
– Куда вы идете? Садитесь, я вас довезу…
Эта суета – обычная повседневная жизнь Мейн Базара. Хочется куда-то спрятаться, где-то укрыться, но бежать некуда.
Ночная жизнь Мейн Базара – это тишина и спящие на земле люди. Те, у кого есть возможность, накрываются пакетами или куртками. У кого такой возможности нет, ничем не накрыты, просто спят прямо на земле, свернувшись калачиком.
Заметка сегодняшнего дня: что это? Куда я попала? Сюда я мечтала приехать 14 лет? Почему так много людей, спящих на улице?
Делюсь эмоциями с подругой, которая полгода жила в Индии. Говорю, что шокируют эти бомжи. Но тут же получаю мудрый ответ: «Кто тебе сказал, что они бомжи? Они спят у себя дома. А ты по их дому гуляешь и удивляешься». Это был первый сигнал мозгу – надо думать шире.
День 2
В Индии левостороннее движение. Первое время во время езды кружится голова. А людям, привыкшим к правостороннему движению, нужно быть крайне осторожными, переходя дорогу. Пару раз сегодня «попала»: выхожу на обочину, смотрю налево – никого нет, – делаю шаг, чтобы перейти, и тут с правой стороны начинают пролетать авто.
Во время сегодняшней прогулки по Дели заметила, что в городе много деревьев, вокруг которых размещены статуэтки индийских богов и рядом разбросаны цветочные лепестки. Каждое утро у таких деревьев индуисты совершают пуджу – молитву. Как правило, это делают предприниматели, чей бизнес расположен рядом с таким деревом. Они молятся богам и ежедневно преподносят им новые, свежие цветы. У богов обязательно нужно попросить милости, удачи и экономической прибыли.
Первую за день получку принято благословить. На помощь опять приходит дерево с божественными изображениями. Держа в руках первую прибыль, индуисты читают молитву и проводят рукой перед изображениями богов.
Главная особенность индийского рынка – торг. Как правило, индийские торговцы завышают цены не только иностранцам, но и своим. Одна и та же вещь для местного и для иностранца будет стоить по-разному. Например, наценка для индийца может составить 50–70 рупий (30–40 рублей), а для иностранцев – в 5–7 раз больше. Дальше зависит от покупателя – как он сторгуется. История знает случаи, когда торг длился до 40 минут. При торге главное улыбаться и воспринимать все, как игру. Кто-то из предприимчивых туристов даже умудрялся петь и танцевать, веселя торговцев, и тогда они продавали свой товар по весьма выгодным ценам.
Заметка сегодняшнего дня: здесь все тебе улыбаются. Кто-то улыбается, чтобы привлечь внимание и пригласить в магазин посмотреть товар. Кто-то улыбается просто потому, что ты на них посмотрел. Город улыбок.
День 3
Сегодня мы забрели в нетуристический район с узкими улочками, по которым бегали босоногие дети и просили нас фотографировать их. Я не знала, как вести себя в этом районе. Правильно ли это? Разглядывать жилища, фотографировать детей без разрешения родителей? Но индийцы в основном очень приветливые и дружелюбные. Нас пригласили в домик. Правда, зайти смогла только я, муж остался на лице – вдвоем бы мы не поместились. Домик представлял собой полуподвальное помещение 2х2 метра. Сбоку в комнатке стояла старая тахта, на которой сидела старшая женщина и руками раскладывала конфеты по коробочкам. Кроме нее в этой комнате живут ее сын, невестка и, кажется, пятеро детей. Я не могла понять, как они все там помещаются? Где спят?
Несмотря на то, что эта семья небогатая, они выглядели чистыми, одежда на детишках не была грязной. Вечером мы встретились со старым знакомым Аруном и его семьей. Арун – индиец, его жена – грузинка. По индийским меркам семья Аруна считается богатой: его отец политик, есть семейный бизнес. Их семья живет в Харьяне (севернее Дели) – в одном из самых индустриальных штатов Индии. У семьи Аруна большой двухэтажный дом с большим двором, три машины.
Каково же было мое удивление, когда мы зашли вовнутрь. Вместо ожидаемой дорогой кожаной мебели и картин в позолоченных багетах, я увидела простой деревянный обеденный стол, обычные стулья, на стенах нет обоев – они выкрашены в розовый цвет… Потом я поняла, что подсознательно сравнивала состоятельную индийскую семью с богатой дагестанской семьей. Поэтому удивилась, увидев простоту в доме.

Заметка сегодняшнего дня: бедные люди мирятся со своим положением, богатые воспринимают свой статус как должное. Увиденный мною сегодня богатый индийский дом внутри напомнил мне домик дагестанской семьи среднего достатка. Потому, сравнивая индийцев с нами, нам кажется, что они не очень богатые.
День 4
«Ты знаешь, как растут грибы?» – спросил у меня Арун, и я растерялась. «Конечно, я знаю, как растут грибы! Неужели ты думаешь, что я такая глупая, что не знаю, как растут грибы? В лесу они растут, в поле…», – закружились в голове ответы, но из себя я выдавила только «да». Арун неправильно задал вопрос. Ему следовало бы спросить: «Ты знаешь, как растут грибы в Индии?» Этого я не знала, а когда увидела, так и ахнула.
Арун привез нас на «грибную ферму» своего дяди, господина Малика. Ферма – это большие соломенные теплицы, стоящие в открытом поле. Некоторые теплицы накрыты целлофановыми пакетами. По словам г-на Малика, выращиванием шампиньонов он занимается с 1989 года. В самом начале у него было только две теплицы, сейчас уже 50. Каждый год г-н Малик собирает до пяти тонн урожая.
Одна теплица требует больших затрат. Дело в том, что ежегодно, после сбора урожая, теплица должна быть разрушена. Новую нужно возводить на новом месте, используя новый материал и новую землю.
Возведение одной теплицы, по словам г-на Малика, обходится от одной до двух тысяч долларов. А доход от продажи грибов составляет – 1 доллар за килограмм. Урожай предприниматель продает на консервный завод.
В беседе с нами г-н Малик показывал свою ферму и параллельно работал в теплицах. И опять я удивилась и восхитилась: владелец фермы, предприниматель, работает с землей наравне со своими работниками. Всего на ферме работают 30 человек, среди них – только две женщины. Месячная зарплата работников составляет 6 тысяч рупий – около 3600 рублей.
Заметка сегодняшнего дня: по словам Аруна, в Индии представители низших каст имеют право вести свой бизнес наравне с представителями высших каст. «Мы ведь живем в демократической стране», – объяснил Арун.
День 7
Мы в Агре. Как бы сбежать отсюда побыстрее? Большой город, шумный, пыльный – скучно. Спасибо, что здесь есть Тадж-Махал, Красный форт и река Ямуна. У меня сложилось впечатление, что в Агре кроме этого смотреть не на что. Официальная цена для посетителей Таджа зависит от гражданства посещаемых. А точнее: для индийцев вход стоит 20 рупий (примерно 12 рублей), а для иностранцев – 750 рупий (примерно 500 рублей). Что касается Красного форта, то индийцы могут посетить это историческое место за 10 рупий (6 рублей), а иностранцы – за 350 рупий (210 рублей).
Для посетителей Тадж-Махала важно знать, что есть целый список вещей, которые нельзя проносить на территорию мавзолея. В этот список включены: ножи, зажигалки, сигареты, книги, ноутбуки и даже видеокамеры. Совсем непонятно, почему нельзя проносить книги, ноутбуки и тем более видеокамеры. Не вижу смысла в этом запрете, учитывая, что сейчас у всех такие мобильные телефоны, которые снимают видео не хуже камеры. Выше приведенный список далеко не полный.
В цену визита Тадж-Махала для иностранцев входит: бесплатный провоз по территории от касс до мавзолея (это около одного километра), бутылка питьевой воды и бахилы, которые следует надеть при входе в гробницу. Эти же услуги для индийцев стоят денег, правда небольших: проезд – 20 рупий (12 рублей), бутылка воды – 10 рупий (6 рублей), а бахилы индийцы не покупают, так как они снимают обувь перед входом в гробницу.
О том, что ноутбуки проносить на территорию запрещено, мы узнали уже внутри, на территории мавзолея, когда простояли длинную очередь, но не прошли металлоискатель. Наши попытки оставить ноутбук у полицейских не увенчались успехом – запрещено. Полицейские посоветовали нам вернуться в кассу, оставить ноутбук там, в камере хранения, и вернуться обратно. После долгих переговоров, муж так и не зашел в Тадж-Махал. Мне пришлось пройти одной. Экскурсия была интересной и захватывающей, но не такой яркой, как была бы в присутствии мужа. Все-таки Тадж-Махал – символ любви между супругами. Но на следующий день муж все-таки увидел великое творение хана Джахана. Мы решили прогуляться к реке Ямуне, у которой стоит Тадж. И вот с этой обратной стороны у берегов Ямуны вид на мавзолей открывается не хуже, чем со двора мавзолея. И это совершенно бесплатно.

Заметка сегодняшнего дня: туристам нужно быть осторожными с детьми и со взрослыми, которые сами просят их сфотографировать. Как правило, после щелчка фотоаппарата они пристают с просьбой дать денег, и от них уже сложно удрать.
День 10
После шумных и пыльных Дели и Агры тихий и спокойный Вриндаван нам был просто необходим. Мы живем в ашраме у кришнаитов.
Маленький город Вриндаван знаменит тем, что здесь находятся 5000 храмов Радхи и Кришны. Когда-то очень-очень давно на месте современного города был лес. И, согласно верованиям индуистов, 5000 лет назад Кришна играл в этом лесу. Сейчас во Вриндаван съезжаются тысячи паломников-кришнаитов из разных уголков мира.
Во Вриндаване, здороваясь друг с другом, все произносят «Харе Кришна» или «Харе Бол». В центре города – много вывесок и объявлений на русском языке. Из-за постоянного потока кришнаитов из России, многие торговцы в этом городе говорят по-русски. Но, несмотря на кажущуюся одухотворенность жителей Вриндавана и приезжих, здесь нужно быть очень внимательным. Настоятельно не рекомендуется оставлять вещи без присмотра даже на территории храмов: не только люди могут их украсть, но и обезьяны, которых во Вриндаване много.

Комнату в ашраме мы сняли за 250 рупий в сутки – это примерно 150 рублей. Она была чистая и уютная. Этот ашрам содержит Пробу-джи (в дословном переводе с хинди означает «господин мастер») и его ученики. Паломники материально помогают Пробу-джи, но цены никто не устанавливает – кто сколько может.
Каждый вечер Пробу-джи читает лекции в ашраме. Лекции проходят на английском языке, но здесь же сидят несколько человек, которые переводят речь на русский, китайский, немецкий, французский (и иногда даже испанский) языки. Перевод транслируется на радио. Радиоволна короткая, поймать ее можно только на территории ашрама.
Жизнь в аршраме мне казалась замечательной: тишина, спокойствие,
вегетарианская еда, распевание мантр. Мужу здесь было скучно, и он все время хотел мяса – ну, кавказский мужчина.
Согласно индуистской традиции, посещать храмы можно с 16 часов вечера до 12 часов дня. В течение оставшихся четырех часов служители храмов спят и подготавливают божества.
О божествах и арати (богослужении) можно говорить долго. Служители храмов переодевают божества на каждую арати – четыре раза в день. И каждый раз одежда бывает разной, ни разу не повторяется. Какова дальнейшая судьба «поношенной» богами одежды никто, кроме служителей ашрама, не знает.
День 15
Едем в Варанаси – в город моей мечты. Наш поезд опаздывает в пункт
назначения на 10 часов. Знающие люди говорят, что это нормально для Индии, тем более в зимний период, когда в северных штатах часты туманы.
Индийские вагоны sleeper-класса по сути – привычный россиянину плацкарт, только с тремя полками. В обычном нашем плацкарте третья полка – для багажа, в индийском поезде это – место для сна. Как выяснилось за время нашего путешествия, самая верхняя полка в вагоне слипер-класса – самая лучшая. Но только в зимнее время, потому что летом над ухом все время гудят вентиляторы, привинченные к потолку. Выключить их невозможно, иначе в жару просто задохнуться.
Индийский поезд на станциях превращается в театр. Бесконечным потоком сюда заходят продавцы всего, чего угодно; покалеченные инвалиды; переодетые в национальные костюмы люди, которые собирают у пассажиров ненужные им вещи; хиджры – представители одной из низших каст Индии – переодетые женщинами мужчины, которые признаются мужчинам в любви и просят за это деньги. Европейцев это шокирует, вводит в ступор, и они не знают, как себя вести. А привыкшие к этому индийцы часто дают им деньги. Только, кажется, платят они вовсе не за любовь, а за то, чтобы хиджра быстрее ушел. В индийских поездах отсутствует понятие «санитарная зона». Туалеты открыты все время, и их можно посещать даже, если поезд стоит на железнодорожной станции в больших городах. Путешествуя в индийских поездах, нужно быть предельно внимательным со своим багажом.

Если путешествуете в одиночку, не стоит доверять багаж даже попутчикам, с которыми вы уже 24 часа, как познакомились. Хотя, признаться, я доверяла взрослым женщинам и семейным парам с детьми.
День 16
Наконец мы в Варанаси. Побывав однажды в этом городе, ты уже никогда не уедешь отсюда: мысленно будешь возвращаться сюда снова и снова. Для индуистов этот город имеет сакральное значение. Здесь течет Ганга, здесь круглосуточно горят погребальные костры, здесь что-то происходит с сознанием, и ты просто абстрагируешься от всего остального мира, наконец остаешься наедине с собой.
Варанаси условно делится на старую часть города и новую. В старой части (она проходит по побережью Ганги) – много недорогих отелей и гест-хаусов для туристов. Например, мы сняли номер с горячей водой, с интернетом и с видом на Ганг всего за 400 рупий в сутки (240 рублей).
Излюбленное занятие жителей Варанаси – игра в крикет и запуск воздушных змеев. Тысячи людей ежедневно проводят на крышах своих жилищ и запускают в небо воздушных змеев. Когда наблюдаешь со стороны, все кажется простым. Мы пару раз попробовали, но процесс для нас оказался очень сложным. Было забавно, когда мы с мужем пытались что-то там сообразить со скайтом, а змеи шестилетних мальчишек вовсю воевали за воздушное пространство в небе и даже умудрялись подрезать друг друга.
Жизнь в городе воздушных змеев начинается в 4–5 утра. Летом еже-
дневно сотни людей приходят на берег Ганги и, медитируя здесь,
встречают рассвет. Зимой погода в Варанаси, по сравнению с Дели и с
Вриндаваном, очень теплая. Днем мы ходили в футболках, катались по реке и загорали на солнце, а вечером надевали кофты.
Вопреки всем ожиданиям наблюдать за тем, как горят погребальные костры, оказалось не страшно. Мы стояли достаточно близко и могли видеть все, что происходит. В Варанаси есть две пристани у Ганги, на которых круглосуточно происходит кремация. Фотографировать не разрешено, но я все же сделала пару снимков (за что тут же услышала замечание от рядом стоящих индийцев). На кремацию одного тела дров нужно на 6–7 тысяч рупий (3600–4200 рублей – огромные для Индии деньги). Цена зависит от породы дерева и от веса дров. Покупать дрова на пристанях – дорого, поэтому некоторые родственники умерших привозят дрова с собой. Те, у кого нет денег на кремацию, привязывают что-то тяжелое к телу покойного, плывут на середину Ганги и опускают тело в воду. Согласно правилам индуизма, нельзя сжигать также тела умерших незамужних девушек, беременных женщин и детей. Их также нужно отпустить покоиться на дно Ганги. Заметка сегодняшнего дня: индуисты не называют Гангу «рекой», для них она – Мать Ганга.

День 20
Мы в Дели. Сегодня мы уезжаем. За 20 дней в Индии я столько узнала об этой стране, сколько за все 14 лет мечтаний не узнавала из книг и Интернета. По возвращении в Дели все было знакомым, и уже не было того, шока, который был в начале. Нам даже казалось, что рикши пристают меньше, зазывалы меньше кричат и тук-туки тише сигналят.
Перед отъездом я отправилась на Мейн Базар к художнику, который наносит на кожу рисунки хной. За полчаса молодой человек разрисовал мои руки прекрасным восточным узором и взял за это всего 150 рупий – 90 рублей. Так что домой я вернулась уставшая, довольная и с красивыми руками.
Индия – разная. За 20 дней мы побывали в пяти городах и видели разную жизнь, но все равно этого катастрофически мало, чтобы понять, прочувствовать эту страну.
Люди, побывавшие в Индии, делятся на два типа: на тех, кто больше не захочет туда возвращаться, и на тех, кто будет ездить туда снова и снова. Определенно я отношусь ко второму типу.
Заметка сегодняшнего дня: во время нашего путешествия я много думала о своей мечте и поняла, что мечты сбываются только тогда, когда становятся целью. Теперь я точно это знаю.

От редакции: не в правилах журнала «Проджи» публиковать столь длинные тексты, но, возможно, потому вы читаете материал почти без сокращений, что к отъезду Аиды и ее мужа в Индию мы готовились всей редакцией.[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

13:18  21.03.13
0
1

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.