Махачкала

«Голубки» Первой мировой

17:24  07.07.14
0
12

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Российские сестры милосердия во время Первой мировой войны спасали тяжелораненных, унося их с линии фронта. Под белыми платками скрывались не только женщины простого происхождения, но и представительницы известнейших дворянских фамилий. Солдаты назвали их ласково – «белые голубки».

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]Целая сеть госпиталей обслуживала воинов. На организацию госпиталей, лазаретов, отрядов жертвовали денежные средства различные организации и отдельные граждане. Например, Екатеринославское губернское земство выделило 46000, Александро­Невская Свято­Троицкая Лавра – 72525, горнопромышленники Юга России – 1225000 рублей. Лечебные заведения были оборудованы на средства семьи промышленника Терещенко, графов Бобринских и многих других. В этих благотворительных акциях проявился свойственный россиянам патриотизм. Вместе с лечебными учреждениями на поле военных действий прибывали и сестры милосердия, чтобы ухаживать за ранеными, искалеченными, контуженными. В 1916 г. за нуждающимися в медицинской помощи воинами ухаживали почти 25000 сестер милосердия. Многие из этих женщин были удостоены наград.

Дочь моряка из Батума Константина Хечинова Елена, выйдя замуж за врача Цебржинского, уехала с ним в Петербург. В Петербурге окончила акушерские курсы и вскоре переехала с семьей к месту службы мужа в военном лазарете города Холма. Началась война. Муж уехал на фронт, участвовал в боях и попал в плен. Елена решила идти воевать. Она отвезла сыновей к своему отцу, переоделась в мужской костюм и под фамилией Цетнерского явилась в одну из маршевых команд, ее зачислили фельдшером в 186­й пехотный Асландузский полк, с которым «фельдшер Цетнерский» и прошел тяжелый путь от Люблина до Ченстохова. Двумя Георгиевскими крестами была награждена Антонина Пальшина, которая под видом Антона Пальшина, купив коня и обмундирование, уехала на фронт добровольцем. Служила в 9­й сотне кавалерийского полка Кубанской дивизии. В одном из боев под крепостью Гасанкала была ранена и попала в госпиталь, где ее тайна раскрылась. После госпиталя окончила курсы медсестер и была направлена на фронт. Вскоре она снова под именем Антона ушла в действующую армию. Участвовала в сражениях, выносила раненых, ходила в разведку, брала «языка». Награждена двумя Георгиевскими крестами. Закончила Антонина войну в 1917 г. После работала швеей и медицинской сестрой. Дважды была замужем, вырастила 3 сыновей, один из которых стал генералом. 12 января 1987 г. Антонине Тихоновне было присвоено звание Почетного гражданина города Сарапула, умерла она в 1992 году. Среди отважных медработников была и княжна Вера Гедройц – выдающийся хирург, первой в истории медицины стала делать полостные операции, писательница, была награждена золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте и серебряной «За храбрость» на Георгиевской ленте, а также знаками отличия Красного Креста всех трех степеней.

gfЛюбовь Константинова – в 1914 году окончила курс Острогожской женской гимназии, а после начала войны стала сестрой милосердия и была послана на Румынский фронт. Умерла от тифа в полевом госпитале, заразившись от солдат, за которыми она ухаживала. Дворянки самых знатных фамилий также проявили патриотизм и милосердие. Хорошую медицинскую подготовку получили великие княгини Мария Павловна­младшая, Ольга Александровна, Елизавета Федоровна, княгини Гагарина, Енгалычева, Звенигородская, Кропоткина, Урусова, Чавчавадзе, Щербатова, княжны Друцкая­Любецкая, Кропоткина; графини Голенищева­Кутузова, Коновницына, Ферзен, Шувалова, а также многие другие, которые ухаживали за ранеными в госпиталях и спасали их на фронте. Так, баронесса Мейендорф служила сестрой милосердия на госпитальном судне «Портюгаль». Она погибла вместе с экипажем в 1916 г. В начале 1915 г. вдовствующая императрица Мария Федоровна, мать Николая II, переехала в Киев, где активно занялась попечительской деятельностью по линии Российского Красного Креста, который она возглавляла с 1880 г. Она регулярно посещала госпитали и лазареты, всегда находя теплые слова для раненых солдат. Особое внимание уделяла слепым и калекам. При ее содействии были организованы специальные курсы и школы, где раненые после окончания лечения могли овладеть каким­либо ремеслом. Особенно часто Мария Федоровна посещала главный госпиталь Киева, в котором работала ее дочь – великая княгиня Ольга Александровна, впоследствии ставшая начальницей госпиталя, который оборудовала на свои средства.

22 августа 1915 г. императрица Александра Федоровна решила организовать в залах Зимнего дворца лазарет. Фрейлина двора Анна Вырубова вспоминала: «Их привозили издалека, всегда ужасно грязных и окровавленных, страдающих. Мы обрабатывали руки антисептиком и принимались мыть, чистить, перевязывать эти искалеченные тела, обезображенные лица – все неописуемые увечья, которые на цивилизованном языке называются – война». Госпиталь Зимнего дворца передали в распоряжение Красного Креста, который через своих представителей решал все вопросы внутреннего устройства и распорядка. Врачебный и служебный персонал состоял из главного врача, 34 врачей, 50 сестер милосердия, 120 санитаров, 26 человек хозяйственного персонала и 10 человек канцелярии. Здесь работали как представительницы громких княжеских и графских фамилий, так и дворянки, а также дочери потомственных почетных граждан. Пример подавала сама императрица. Окончив курсы Красного Креста, она с двумя дочерьми – Ольгой и Татьяной – ухаживала за ранеными. Стоя за хирургом, производившим операцию, подавала стерилизованные инструменты, вату и бинты. «Сегодня утром мы присутствовали (я, по обыкновению, помогаю подавать инструменты, Ольга продевала нитки в иголки) при нашей первой большой ампутации (рука была отнята у самого плеча). Затем мы все занимались перевязками (в нашем маленьком лазарете), а позже – очень сложные перевязки в большом лазарете. Мне пришлось перевязывать несчастных с ужасными ранами… я все промыла, почистила, помазала иодином, покрыла вазелином, подвязала, – все это вышло вполне удачно, – мне приятнее делать подобные вещи самой под руководством врача. Я сделала три подобных перевязки, – у одного была вставлена туда трубочка. Сердце кровью за них обливается, – не стану описывать других подробностей, так это грустно, но, будучи женой и матерью, я особенно сочувствую им», – писала она своему мужу, Николаю II. И в своем дневнике: «Слава Богу за то, что мы, по крайней мере, имеем возможность принести некоторое облегчение страждущим и можем им дать чувство домашнего уюта в их одиночестве. Так хочется согреть и поддержать этих храбрецов и заменить им их близких, не имеющих возможности находиться около них!».

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

17:24  07.07.14
0
12

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *