Махачкала

Герой Бородина в Дербенте

18:01  24.07.15
0
17

С древним Дербентом связано имя героя Отечественной войны 1812 года Николая Раевского. Александр Пушкин, который дружил с семьей Раевских, был их частым гостем, отзывался о нем как о человеке «с ясным умом, с простой, прекрасной душой».

12Все современники Раевского единодушно отмечали его сильную волю, храбрость, независимость суждений и равную простоту обращения с высшими и низшими.
Николай Николаевич происходил из древнего польского рода, представители которого прибыли в Московское государство в XVI веке. Его отец Николай Семенович, тридцатилетний герой, боевой полковник, о подвигах которого был наслышан сам фельдмаршал Румянцев, умер в 1771 году от ран в Яссах во время русско-турецкой войны 1768–1774 гг., так и не узнав о рождении сына 25 сентября того же года. Николай Николаевич получил прекрасное домашнее образование: одинаково хорошо говорил по-русски и по-французски, знал немецкий, изучил геометрию и математику, интересовался художественной литературой. Как и все дворяне, Раевский уже в 3 года был зачислен на военную службу. Действительную же службу он начал в 14 лет, попав в армию Григория Потемкина, которому приходился внучатым племянником. Когда в 1787 г. началась очередная русско-турецкая война, гвардии поручик Николай Раевский в качестве волонтера отправился в действующую армию. По приказу светлейшего князя Потемкина он был прикомандирован к казачьему отряду с инструкцией: «Употреблять его как простого казака, и лишь потом как поручика гвардии». Потемкин справедливо считал, что для изнеженного племянника «казачья наука» станет отличной школой. Самому же Николаю генерал-фельдмаршал вручил письменное наставление, в котором имелись такие слова: «Испытай, не трус ли ты. Если нет, укрепляй смелость частым обхождением с врагом».
Сначала Николай находился в бригаде Михаила Кутузова, затем в летучем отряде графа Павла Потемкина. Во время выполнения боевых операций он проявил недюжинную находчивость и смелость, заслужив одобрение руководства. Осенью 1789 г. Николай Раевский поступил в войска Александра Самойлова и принял участие в блокаде, а затем и взятии Аккермана. А в ноябре этого года он уже был среди воинов, взявших крепость Бендеры.
Войну девятнадцатилетний Николай Николаевич закончил в звании подполковника, был указом Екатерины II повышен до полковника. Однако юному герою пришлось испытать и горе – в бою погиб его старший брат Александр. Уже к 1793 году 22-летний Раевский за свои подвиги награжден орденами Святого Георгия IV степени и Святого Владимира IV степени, а также золотой шпагой.
Летом 1794 Николай Николаевич был назначен командиром Нижегородского драгунского полка, расквартированного в Молдавии. Под его началом служил и будущий «проконсул» Кавказа, а тогда совсем молодой 16-летний капитан Ермолов. Вскоре полк отправился на Северный Кавказ. А в конце этого же года Раевский в ходе отпуска, который он проводил в Санкт-Петербурге, познакомился с Софьей Константиновой, внучкой знаменитого ученого Ломоносова. В июне 1795 года молодые обвенчались. Софья Алексеевна посвятила себя домашним хлопотам и была безмерно предана мужу на протяжении всей жизни. В середине ноября у них родился первенец, которого Николай в честь своего брата назвал Александром. Однако семейной жизнью супружеская пара наслаждалась недолго. Нижегородский полк дислоцировался в южной крепости Георгиевска. К этому времени обстановка на Кавказе накалилась. Персидская армия вторглась на территорию Грузии, и, выполняя свои обязательства по Георгиевскому трактату, русское правительство объявило Персии войну.
Нижегородский драгунский полк был присоединен к корпусу генерала Валерьяна Зубова, который двинулся по древней дороге через Дербент на Баку. Как пишет Ольга Зеленко-Жданова, командующий Валериан Зубов к данным военным операциям подготовился плохо. Командование не было налажено должным образом, войска испытывали недостаток в припасах и в продовольствии, а неудачная организация разведки приводила к внезапным нападениям противника. В результате сторожевое охранение войск 23-летний Раевский взял на себя. А в мае его драгунский полк, «сумевший в ходе изнурительного похода сохранить боевой порядок и строгую дисциплину», принял участие в осаде и сдаче Дербента. Тут же, под стенами Дербента, у Раевского родилась дочь Екатерина, впоследствии ставшая женой Михаила Орлова. По рассказу в книге баронессы Л. С. Врангель, роды проходили в тяжелых походных условиях. При молодой матери акушером невольно был полковник фон-дер-Пален. Роды осложнились болезнью Софьи Алексеевны, которая должна была покинуть своего мужа, продвигавшегося до Баку уже без сопровождавшей его жены. «После осады Дербента, – пишет баронесса Врангель, – Каспийское побережье Кавказа от устья Терека до Куры было покорено, но дальнейшее продвижение русских было остановлено кончиной императрицы Екатерины II и восшествием на престол императора Павла I». Павел приказал остановить дальнейшее продвижение русских войск и вернуться всем в Россию.
При Павле I в числе многих генералов и офицеров Раевский был исключен из службы. Его боевая деятельность возобновилась только в 1807 году, когда он получил назначение в отряд Багратиона, составлявший авангард русской армии в Восточной Пруссии. Во всех военных кампаниях он проявил себя как отличный боевой генерал, получил ряд наград и был произведен в генерал-лейтенанты.
В начале Отечественной войны 1812 года Раевский командовал 7-м пехотным корпусом в армии Багратиона. В Бородинской битве корпус Раевского оборонял центр русских позиций. Под именем «батареи Раевского» вошел в историю редут, бывший наряду с Багратионовыми флешами целью особенно яростных атак французов. Потери десятитысячного корпуса Раевского, которому пришлось выдержать удар двух первых атак французов на батарею, были огромными. По признанию самого Раевского, после боя он мог собрать «едва 700 человек». За героическую оборону Раевский был представлен к награждению орденом Александра Невского, рядом с ним сражались и его сыновья. Именно на кургане, который оборонял Раевский, в 1839 г. был установлен памятник Бородинскому сражению, у его подножья был перезахоронен прах Багратиона, одного из величайших героев 1812 года, близкого друга и командира Раевского (с именем которого связана история еще одного города Дагестана – Кизляра).
После болезни Раевский вернулся в армию, когда она уже сражалась за границей. Вступив в командование гренадерским корпусом, он участвовал в боях под Бауценом и Дрезденом. В сражении под Лейпцигом Николай Николаевич был ранен, но остался в строю до конца боя. По излечении он принял участие в кампании 1814 года на территории Франции и в день штурма Парижа, 18 марта, командуя одним из корпусов, овладел Бельвильскими высотами, господствовавшими над французской столицей.
В 1824 г. Раевский подал в отставку. Хотя никаких идейных и организационных связей с будущими декабристами генерал не имел, его высокий авторитет позволял членам Южного и Северного общества рассматривать его кандидатуру как будущего члена временного российского правительства. Интересно, что зятья Раевского – Сергей Волконский (муж Марии) и Михаил Орлов (муж Екатерины), были арестованы за участие в тайных обществах. Волконский сослан в Сибирь на каторгу, а Орлов навсегда исключен из службы и отдан под надзор полиции. Оба сына Раевского также были близки к декабристам и привлечены к следствию. Младшая его дочь, Мария Волконская, последовала за мужем в Сибирь, его племянницы, сестры Бороздины, также вышли замуж за будущих участников заговора. Однако, учитывая авторитет отставного генерала, несмотря на причастность членов семьи Раевского к восстанию и попытки заступничества, Николай I в 1826 г. назначил его членом Государственного совета.
Умер Николай Николаевич 28 сентября 1829 года в родном селе Болтышка Киевской губернии.

18:01  24.07.15
0
17

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *