Махачкала
Weather Icon
19.07.2019
1 USD 62.8286 Руб -0.1165
1 EUR 70.6068 Руб +0.0516

Дембельский альбом

11:49  07.04.14
0
27

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Несмотря на все трудности, армия оставила в сердцах многих мужчин неизгладимый отпечаток, ведь это не только военная подготовка, но и крепкая армейская дружба, взаимовыручка и какие–то казусные ситуации.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]

Обо всем этом рассказывают наши читатели.
Николай Брагин, полковник ВДВ, начальник отдела по связям с общественностью и органами государственной власти ОАО «АК «Транснефть»:
DSC_0028– Моя армейская жизнь началась, когда в 1979 году я поступил в Свердловское высшее военно-политическое танково-артиллерийское училище. По окончании училища меня распределили в Забайкальский военный округ, я проходил службу в Монголии, в пустыне Гоби в отдельной роте спецназначения. А попал туда, потому что выполнил нормативы мастера спорта, и за плечами было 6 прыжков с парашютом. Мы поехали
в Монголию вместе с женой Ириной. Она специалист по ЭВМ. А сейчас работает в Академии Генштаба. Условия службы были суровыми, прежде всего, из-за климатических условий. В пустыне Гоби постоянно дует ветер, так называемый Баргузин Зимой температура – 40 градусов Со мороза, причем снега нет – его выдувает. А летом – 40 градусов Со тепла, и растительности почти нет. На климатические условия Монголии оказывает сильное влияние озеро Байкал, весной оно вскрывается, а осенью замерзает. Жена часто вспоминает, что зимой, когда мороз зашкаливал за – 40, да еще с ветром, не выдерживали батареи  центрального отопления, наша комната промерзала настолько, что по углам был иней, и приходилось ставить печку-буржуйку, выводя дымоход через форточку, но главное было «найти дрова». Много было интересных и запоминающихся моментов, как по службе, так и в личной жизни, были, конечно, и курьезы. Так, в 1985 г. на дивизионные учения, которые должны были проходить в пустыне Гоби, вблизи населенного пункта Сай-Шанд, выдвинулся 272 гвардейский мотострелковый полк, как сейчас помню, колонну возглавлял лично командир полка подполковник Смирнов. Так вот, выстроив колонну и начав движение по указанному маршруту, начальники почему-то забыли, что путь их проходит через железнодорожный переезд, по которому один раз в день следует поезд из Москвы в Пекин. И надо такому случиться, что из-за сильной запыленности, неопытности командиров, которые не учли расписание движения поездов, один из БТРов, со всего маха врезается в первый вагон поезда и опрокидывает его. А в первых трех вагонах раньше ездили только иностранные граждане из США, Франции, ФРГ, Англии и т.д. От испуга все иностранцы разбежались по близлежащим сопкам, как потом оказалось, увидев вокруг поезда столько советской бронетехники, они подумали, что началась война, в данном случае СССР и Китая, и они все пленные. Подняли нас, спецназ, толком тоже не объяснив нам нашу задачу, и мы часа три бегали по сопкам в полной амуниции с оружием наперевес и собирали иностранцев. Многие из них, увидев нас кричали: «Русские, мы сдаемся!».Сложностей по быту офицеров и солдат было много, но так как мы были молоды, патриотичны, влюбленные в свою профессию, все трудности преодолевали с юмором и взаимоподдержкой.А осенью 1986 г. я был ротирован во второй город Грузии – Кутаиси, и до 1991 года проходил службу в 21 отдельной десантно-штурмовой бригаде, в различных должностях. Часто вспоминаем с женой наши первые впечатления о Грузии, когда приехали после каменисто-пустынной Монголии в г. Цулукидзе, где дислоцировался 1-й горно-альпийский батальон бригады, было чувство, что попали в Эдем. Осень в Грузии, как и на всем Кавказе, необычайно красива, это время сбора урожая, заготовки фруктов, изготовления вина, время свадеб, гуляний. Хорошее было время, когда люди не смотрели, какой ты национальности, а смотрели, что ты за человек. И если случалось несчастье, то помогали друг другу, и все праздники отмечали вместе.Служа в Грузии, побывал во многих «горячих точках»: пришлось «выполнить» свой интернациональный долг в Афганистане, «поездить» по Кавказу, начиная с 1988 г. – Сумгаит, Тбилиси – 1989 г., Ереван – 1989 г., Баку – 1990 г., Нагорный Карабах – с 1989 г., да и по Союзу десантников бросали, то в одну горячую точку, то в другую – Ош, Вильнюс, Абхазия, Приднестровье и другие. В 1991 году я поступил в военную академию им. В. И. Ленина в Москве. И тут не обошлось без курьеза. Экзамены претенденты сдавали на Кубинке, это 50 км от Москвы и когда объявили, кто поступил, мы ехали на электричке в столицу. 19 августа 1991 г., я думаю, все помнят эту трагическую для всех россиян дату. Так вот, выходим мы три офицера – десантника из электрички на Киевском вокзале, а народ на нас с кулаками и криками: «Душегубы!», «Убийцы!». Раньше же не было мобильных телефонов, да и СМИ работали не так четко, как сейчас, так что мы были в неведении, что в Москву введены войска, что в стране уже другая власть и другой экономический строй, а самое главное, что уже есть человеческие жертвы. В общем, нам пришлось несладко против толпы разъяренных людей. Девяностые годы, это, конечно, отдельная тема для всех россиян, большинство из которых просто выживали. Нам, слушателям академии, майорам, подполковникам, командовавшими батальонами, полками, приходилось ночами разгружать вагоны, охранять магазины, быть охранниками дискотек, а днем присутствовать на лекциях и сдавать зачеты и экзамены.Несмотря на все трудности, армейская жизнь мне многое дала: это и дисциплина, и стремление к достижению целей, и выносливость, и способность быстро принимать решения. Все это, конечно, помогает мне сейчас в жизни и работе.

Юкрудин Салимханов, полковник в отставке, директор турфирмы:
img0041– Я с детства мечтал стать офицером, любил военную форму. В нашем районе в то время работал военкомом майор Воротников. Вот он пришел к нам в класс (я учился тогда в 8 классе) и рассказал о военной службе, об офицерах, об учебе в военных училищах. С того времени я решил для себя и дал слово военкому, что после окончания школы буду поступать в Высшее общевойсковое командное дважды Краснознаменное военное училище имени маршала Советского Союза А. И. Еременко. Когда я сообщил об этом своей семье, мои родные, особенно мама, были против того, что я иду служить не как все на три года, а хочу посвятить армии всю жизнь. Но я был верен своей мечте, своему выбору. А позже мама была очень признательна армии за то, что благодаря ей, я стал настоящим человеком.
Служба в армии мне удавалась легко. После окончания военного училища я проходил военную службу на различных командных должностях: в группе Советских войск в Германии, в войсках, в военно-учебных заведениях и на военных кафедрах Северо-Кавказского военного округа. Уже в возрасте 23 лет я отвечал за судьбы более чем ста солдат и офицеров. Обучение легко удавалось, но намного сложнее были вопросы воспитания, особенно сложно было бороться с неуставными взаимоотношениями военнослужащих. Этим злом была поражена вся наша армия и некоторые офицеры, в том числе мои подчиненные, для наведения внутреннего порядка опирались на старослужащих, но это было против моих принципов, и я объявил настоящую войну неуставным взаимоотношениям. Я строго наказывал офицеров и военнослужащих за подобные нарушения, называя их воинскими преступлениями. Приведу пример: в конце дня после отбоя, перед тем, как идти домой, я давал наряду из старослужащих солдат указания по наведению внутреннего порядка к утру. Но чувствовал, что после моего ухода, они заставят работать вместо себя молодых солдат, которые в это время должны отдыхать. Так как дом мой находился недалеко от казармы, я заходил к себе домой, и, зная, что за мной следят, раздевался и готовился к отдыху с включенным светом (для солдат, которые следили) и через некоторое время снова одевался (уже с выключенным светом) и обратно возвращался в казарму. В помещение пробирался через форточку окна и лежал под кроватями спящих солдат, охраняя их покой. А когда старослужащие нарушали его, я вылезал из-под кровати… Наряд сажал на гауптвахту, поднимал всех старослужащих с кроватей и заставлял до утра наводить порядок. И вот такие, уставшие от работы и не выспавшиеся, они утром шли на занятия. Я знал, что только такими методами можно устранить это зло. А если один и тот же старослужащий попадался несколько раз, то все знали, что он демобилизуется 31 декабря в 23:45, что его с позором выведут из КПП части, и Новый год он встретит по дороге домой. А дисциплинированных и хороших военнослужащих мы с почетом провожали домой еще в начале ноября. Это был мой личный подход. Как говорил мой покойный друг: «Это суду не интересно!» А положительный результат был налицо. Думаю, необходимо сказать и о моем выпуске офицеров-командиров 1981 года. Тогда, будучи командиром подразделения, я выпустил 152 офицера. Около 40 из них сразу были направлены для выполнения своего интернационального долга в Афганистан. Они с честью выполнили свой долг! 13 из них погибли, а остальные вернулись домой. Среди них и наш земляк ныне генерал-полковник Шамсудин Дагиров, который вернулся с орденами Красной звезды и Боевого Красного Знамени. Я горжусь им, это скромный и благородный сын гор, любящий свой народ, свою малую родину и Россию! Навыки и воспитание, которые я получил в армии, мне пригодились в жизни. Я рад, что прошел эту школу мужества. Сейчас я живу армейской дружбой. Мы часто встречаемся с однополчанами. Мы все знаем друг о друге: кто, где живет, какие проблемы у каждого, о положении дел в семье, и, кто делом, кто словом поддерживаем друг друга. Армейская дружба самая крепкая и преданная!
Хочу пожелать всем военнослужащим крепкого здоровья, успехов в боевой подготовке и мирного неба!

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

11:49  07.04.14
0
27

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.