Махачкала

Что возвысило Дербент?

18:15  24.07.15
0
20

Мы предлагаем вниманию наших читателей интервью ученого, писателя-историка Мурада Аджи о святом Георгии и о его связи с древним Дербентом.

13– Мурад Эскендерович, в каждой вашей книге есть строки, посвященные святому Георгию. Вы по-прежнему считаете его реальным лицом?
– Вы задали интересный вопрос. Действительно, едва ли не в каждой своей книге я касаюсь темы, связанной со святым Георгием, старюсь сказать что-то новое о нем. Отснял фильм, его показывали по ТВ Дагестана и России. Образ Георгия поражает меня не своим величием, а гнетущей неизученностью. Примитивные и вульгарные вымыслы окружают его личность.
О подвиге люди не говорят. Не знают. Еще бы, кто только ни использовал светлый образ святого в политических интересах: в церковной истории ему трижды меняли биографию. Римская церковь запретила упоминать о его истинном деянии. Иными словами, из Георгия сделали совершенно другого человека.
Как и почему произошло такое варварство, я написал в книге «Тайна святого Георгия, или подаренное Тенгри». Я глубоко убежден: Георгий – реальное историческое лицо, совершившее реальный исторический поступок, за который его признали святым. Это значит, что Георгий и его деяние должны сохраниться в памяти людей именно такими, какими были отмечены Богом. В них ничего нельзя менять!
Иначе он – не святой.
– Но если правда о Георгии уничтожена, как вам удалось узнать о его деятельности?
– Тема святого Георгия открылась мне совершенно случайно, хотя и знаю, что случайностей в жизни не бывает. Исследуя культуру Великой Степи, я обратил внимание: Георгий там – второй после Бога. Его почитают и в других странах. И что показательно, всегда почитали по-разному!
У одних народов он воин, спасший девицу от дракона, у других – покровитель скотоводов. Где-то он – духовное лицо, где-то – рыцарь-крестоносец, покровитель рыцарства… И имя его всюду произносят по-разному. Я насчитал с десяток имен.
В Степи он – Джарган, Герги (Гюрджи) или Джирджив, что на тюркском языке созвучно словам «отважный», «храбрый до безрассудства». У сербов – Джурджив, у осетин – Уастырджи, у немцев – Георг, у чехов – Иржи, у французов – Жорж, у поляков – Ежи, у англичан – Джордж… Еще есть Юрий, Георгий, Гоша, Егор, Гюрги, Геворг – это тоже его имена. За каждым именем своя история, свой сказ. Почитают святого Георгия и мусульмане. Они знают его под именем Джирджис, Хизри, Хидыр, Ильяс, Кедер. На Востоке в свое время дополнили повествование об этом выдающемся человеке, и тем высветили новые грани образа. Так, связали его деяние с именем Аллаха, вернее, с культурой Ближнего и Среднего Востока. Георгия наделили бессмертием и мудростью: эти качества ему передали Хадир и Илйас…
Разные лики у святого Георгия, но как велико поклонение ему! Он единственный, кого почитают и христиане, и мусульмане. Этот момент важно учитывать, расшифровывая тайнопись легенд, окружающих подвиг Георгия.
Изучив едва ли не всю известную литературу о святом, я скрупулезно проследил его жизнь. И «жизнь после смерти». Понял: тайна его подвига скрыта в историческом контексте, в тех событиях, которые происходили тогда на Евразийском континенте. А это уже напрямую касалось темы моего исследования Великой Степи. Поэтому я мог позволить себе высказаться.
– И что же происходило на Евразийском континенте? Как это связано с Великой Степью и Георгием?
– Георгию посчастливилось быть современником грандиозных событий, в корне изменивших культуру человечества, – видимо, отсюда столь широк интерес к нему. Точной даты рождения и смерти нет, известно лишь, что жил он в начале IV века, родился 9 декабря (по современному календарю), умер во вторник, 6 мая.
Он застал рождение новой эпохи – Великое переселение народов. Степная культура тогда становилась достоянием Европы. Осваивая и обживая просторы Евразии, расселяясь по континенту, степняки подошли к предгорьям Кавказа, то есть к границе Западного мира. Надо заметить, пришельцы были всадниками, исповедовали Единобожие, верили в Бога Небесного. Иначе говоря, были людьми другого мира. С их помощью некоторые народы Европы задумали освободиться от гнета Римской империи. Победу с помощью всадников предсказывал и Апокалипсис – самый древний документ христианства.
Георгий участвовал в этих грандиозных событиях, был их активным участником. Он обессмертил себя в начале IV века. Благодаря Георгию Европа узнала о Единобожии, Боге Небесном и новой вере.
– Но как это случилось? Разве такое под силу одному человеку?
– Начало преобразованиям дал епископ Григорий, прозванный Просветителем. В 301 году он заложил в Армении фундамент для новой духовной культуры, подобной в Европе не было. Разумеется, без поддержки мощного союзника такие реформы невозможны. За спиной Григория Просветителя стояли всадники, пришедшие с Востока. Они, исповедовавшие веру в Бога Небесного, и стали его союзниками, его опорой. Благодаря поддержке союзников, Григорий Просветитель утвердил Церковь, позже названную Армянской Апостольской церковью.
Так «раннее христианство», которое развивали христианские секты и на которое римские власти прежде устраивали гонения, стало преобразовываться в религию… Оно вышло из подполья! То был первый самостоятельный шаг к новой жизни. Тогда, по сути, рождалась идея новой религии.
Наконец, в 325 году был созван первый Вселенский собор, где разрозненные общины и объединились в единую Церковь. В духовную жизнь европейцев вошел культ нового бога. Бога Небесного, Создателя мира сего, или Тенгри. Так в Европе закончилась эпоха язычества, началось время религии, то есть Единобожия.
Первыми новую веру приняли сыновья Григория Просветителя, они, как и отец, стали духовными лицами высокого сана, оставившими след в истории. Но поистине бессмертную славу суждено было обрести внуку Григория Просветителя, Григорису. Юношей он стал епископом новой Церкви. С его проповеди начался диалог культур Востока и Запада…
Сегодня этот человек известен миру под именем святого Георгия.
– Мурад Эскендерович, в свое время ваша версия о тождестве святого Григориса и святого Георгия вызвала настоящий переполох в Дагестане. Ведь именно в нашей республике близ Дербента на вершине горы у селения Джалган вы обнаружили могилу святого Георгия. В связи с празднованием 2000-летия Дербента в этом году хотели бы вы что-то сказать по этому поводу?
– Известно не менее шести могил Георгия в разных уголках света. Однако главное – не могила святого, а его деяния. И юбилей – хороший повод вспомнить о месте города в истории. Но, по-моему, главное, что прославило Дербент на весь мир, осталось вне поля зрения.
Однако смерть святого, как и его подвиг, сохранились в человеческой памяти, перед которой оказались бессильны и власть предержащие… Грандиозное деяние не могло пройти бесследно. Его зафиксировала народная память, которая важнейшие события жизни облекала в легенды.
В начале IV века появилась первая легенда о святом Георгии, вернее, все-таки говорили о реальном епископе Григорисе… Миф, построенный на реалиях, имел историческую основу, ее контуры сохранили англичане, у которых культ святого Георгия очень силен. Они клянутся его именем. И у других народов сохранился этот, возможно, самый первый вариант легенды, где рассказывается о мучительной смерти героя. Его волочили по земле, привязав к хвосту дикого жеребца.
Вторая версия жития святого Георгия появилась после 494 года. После I Римского собора, на котором папа Геласий запретил христианам упоминать имя и деяния этого святого, ибо любое упоминание шло вразрез с официальной историей Западной Церкви. Западу важно было скрыть, что Георгий первым из европейцев принял Бога Небесного и познакомил с Ним Европу.
Для Рима и для Византии эти сведения были опасны. В них – правда. Поэтому и запрещали упоминать имя и деяния человека, который открыл западному миру познание божественной Истины. Это была политика, соперничество двух центров за лидерство в христианском мире.
Рим запрещал, а Византия, наоборот, всячески прославляла его. В память о епископе Григорисе император Константин в IV веке поставил храм – событие зафиксировано в истории Церкви. Этим греки утверждали свое лидерство в христианском мире, на что Рим вынужден был ответить отказом признать святого Григориса.
Греки мастерски парировали отказ, они ввели в традицию христианства менять слугам Церкви мирские имена на церковные. Так у Григориса появилось церковное имя «Георгий», оно и вошло в историю.
Естественно, и храм в его честь с VI века носит новое имя. У греков появилось желание написать новую биографию святому по своему образцу… Видимо, тогда появился сюжет о змее и спасенной девице.
В эпоху Крестовых походов, чтобы привлечь христиан на войну с мусульманами, католики придумали легенду о рыцаре. Георгия посадили на коня и заставили убивать змея, который символизировал Восток и восточную культуру.
В России Георгия зовут Победоносцем, в других странах – Покровителем воинов, Великомучеником, Страстотерпцем. Очень высок его образ у осетин, необыкновенно. Всадник, но иной – седовласый старец на трехногом крылатом коне… «Уастырджи», – с придыханием говорят осетины.
– Действительно, какие разные сложились образы Георгия… Абсолютно непохожие.
– Увы, Дагестан, судя по всему, ничего не знает о том. Хотя все, что я рассказал, случилось в Дербенте. С моей точки зрения, и я на этом настаиваю, Дербент возвысился, когда здесь в 302 году по инициативе епископа Григориса разместился Патриарший престол.
Городу отвели роль Патриаршего престола Вселенской Церкви. Это документально зафиксированный факт. Мировая известность. Здесь посвящали в сан первых епископов и митрополитов Византии и Рима, Египта и Эфиопии, Сирии и Иерусалима. Здесь тысячи и тысячи людей получили крещение и стали «единобожниками»…
Лишь через триста лет этим событиям будет две тысячи лет.
Вот они – контуры великого культурного синтеза, возникшего в далекие времена, когда Кавказ стал опорой моста между Западом и Востоком.

18:15  24.07.15
0
20

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *