Махачкала

Авиация- как жизненный спутник

16:17  19.12.13
0
57

[vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]Касум Гусейнович Нажмудинов- летчик, заслуженный тренер СССР и России, вице-президент ФАИ по высшему пилотажу,мастер спорта, заслуженный работник физической культуры РФ и культуры Дагестана, председатель авиационных видов спорта ЦК ДАСААФ СССР. Награжден  двумя орденами Трудового красного знамени, орденом «Знак почета», Золотой медалью Международной авиационной федерации,четырьмя премиями Госкомспорта СССР как лучший тренер года, орденом «За заслуги перед Республикой Дагестан». Касум Гусейнович является почетным гражданином города Махачкалы.В  настоящее время он — старший тренер ФГУП НАК России им. Чкалова по самолетному спорту, а также  директор филиала ФГУП НАК России авиационного центра «Борки».

При разговоре с медкомиссией о возрасте  Касум Гусейнович шутливо отвечает: Мне 50…Ну и прибавьте еще 30».  Самое главное для него в профессии:на 70 %- здоровье, 30%- все остальное.
Касум Гусейнович рассказал нам немного о себе, о своем нелегком пути к детской мечте и секрете своей молодости.

IMG_8101—  Вы родились в Дагестане, в Хунзахском районе, в селении Гонох.Там вряд ли кто-то слышал или имел представление о самолетах. Как сложилось, что вы стали летчиком?

— В своей книге я с этого и начинаю. С выбора авиации- как жизненного спутника.  Во времена моего детстваеще были самолеты «кукурузники», которые летали в наш район, возвышаясь над селом. Для нас это было сродни какой-то сказки. После посадки самолета  мы-ребятишки подбегали к ним, и душа каждого была преисполнена каким-то трепетом. Однажды, в очередной раз, над селом пролетал «кукурузник». Я хотел к нему подбежать, но не успел.Так и проплакал до самого вечера.
После 10-го класса я решил поступить в летное училище. Все говорили, что меня никто не возьмет, и рекомендовали пойти учиться в пехотное училище. На тот момент стране нужны были аграрии, врачи и педагоги.  Я выбрал золотую середину, так как понравилась форма студентов нефтяного института, и с другом отправился в Грозный. Но ничего из этого не вышло. Я хотел провести одну незатейливую махинацию с экзаменационными билетами, но меня поймал ректор и отстранил от экзаменов. Так, не начавшись, все закончилось.

После неудачи  в нефтяном институте, я поехал в Махачкалу и пошел в Министерство образования,потому как хотел устроиться учителем. В то время(1973 год) была нехватка учителей, и среднее образование считалось достаточным для того чтобы преподавать в школе.  Мне выдали направление учителя математики, которое в клочья было разорвано моими одноклассниками, студентами. Они были крайне недовольны моим выбором и буквально за руку повели меня в сельхозинститут. На тот момент я подумывал о профессии агронома или винодела, но детская мечта не покидала меня,  периодическия ходил в военкомат. Однажды я все-таки получил приглашение от них. Председатель мандатной комиссии сообщил мне, что в Ленинграде есть одно место для Дагестана, в Высшей военно-морской медицинской академии. Для того времени звучало очень сказочно,и,наверное, любой, будь на моем месте, не задумываясь, согласился. Но я уперто продолжал отстаивать свою детскую мечту. Я всегда грезил об истребительной авиации, и волей случая меня туда приняли.
В 1959 году, во время службы в Ярославле я был приглашён на собеседованиеспециальной комиссией. По результатам собеседования мне предложили пройти подготовку к космическому полету и стать командиром космического корабля.Как выяснилось, отбирали первых кандидатов в космонавты. Мне дали сутки на размышление. Как мог я не согласиться?! Конечно, да! Позже я  получил направление в Москву, где начал проходить тщательное медицинское обследование в центральном госпитале ВВС СССР. С подозрением на шумы в сердце, которые странным образом ни разу за всю карьеру небыли выявлены на многочисленных медицинских комиссиях,меня отсеяли из отряда космонавтов, не успев включить в него.

-В трудные минуты необходима поддержка со стороныблизких или супруги. Были ли вы женаты на тот момент?

— Долгие годы я был холост.Этому были   двепричины. Во-первых, я служил в городах, где много девчат. Мне казалось, что девушки смотрят на меня только потому, что я летчик, из-за моего статуса и положения в обществе, и меня это настораживало. Вторая причина – гибель летчиков. Мне не хотелось жениться и оставить свою семью. В полку подобные случаи были нередки. Каждая женщина думала, что это ее муж. Я видел все это и не торопился с женитьбой. Поэтому женился поздно, и счастлив в браке по сей день. У меня две замечательные дочери: одна живет в Америке с семьей, другая ?????

— Знаю, что и в Дагестане вы работали.

— Да и такое было. Пробовал себя летчиком рейсовых самолетов. Но понял, что это не мое. Скучно, нет драйва, скорости для меня. Так, недолго проработав на Дагестанских авиалиниях, я перешел в махачкалинский клуб, где обучал молодежь высшему пилотажу. У меня получалось хорошо, и я решил готовить других дагестанцев. В 1969 году меня пригласили в Москву, быть старшим тренером сборной команды Советского Союза. С того момента и по сей день я и работаю в этой должности. С тех пор я готовлю сборную команду Советского Союза, а теперь —  России. Всегда побеждаем, берем первые места.
Я даже рад, что не прошел тогда в ряды космонавтов. Космонавтика, конечно, хорошо: разовый полет, и все обеспечено. А я очень люблю свою работу. На протяжении 45 лет я готовлю команду, нацеливаю ее на победу и для меня это большая радость.
Есть профессия, которая по разным причинам, в различные годы считалась престижной. В 30-50-е это были летчики. Потом появились поэты, ученые.  Авторитет профессии напрямую зависит от мнения общества. Один полковник при оценке профессии сказал мне однажды: «Зачем нужны эти летчики в наше время? Раньше их окружали бутоны девушек, а что сейчас? Пройдет толпа летчиков рядом с девушкой, она на них даже не посмотрит». А я думаю не так.
 — Мы рассказываем о дагестанцах, которые сами добились высоких успехов, прошли сложный путь. Вы столько времени провели в России. Кем вы себя больше ощущали: дагестанцем или россиянином?

— Когда меня спрашивали за рубежом о моей должности, всегда говорил, что являюсь советским летчиком. Сейчас стал российским. Для многих открытие, что Дагестан входит в состав России.
В Москве я был приглашен в Общество знания. Был разговор про национализм и шовинизм. Мне запомнились слова полковника. Он сказал: «Еслия скажу, что Россия — самая лучшая в мире, я шовинист. Если же я скажу, что Россия для меня самая лучшая — я патриот». Присоединяюсь к этим словам.

— Вы столько  лет в России и все-таки в вашей речи чувствуется акцент. Наверняка вы знаете родной язык. Сохраняются ли национальные традиции в вашей семье?

— В полной мере традиции даже у коренных махачкалинцев не сохраняются. Большой процент молодежи не знает родного языка. Моя старшая дочь говорить на родном языке не может, но понимает его. Внуки живут за рубежом, знают несколько языков, но сродным — большой пробел. Я их за это не упрекаю.
Мы живем в многонациональной республике, и нашим объединяющим языком является русский. Выделять какой-то один национальный язык и ставить его в рамки общеразговорного было бы глупо.

-Наверняка вы часто слышите в свой адрес заявления о том, что вы  не выглядите на свой возраст. Как вам удается оставаться в такой отличной форме?

— При разговоре с медкомиссией о возрасте  я шутя отвечаю: «Мне 50…Ну, еще плюс 30». Главное в любом возрасте- здоровье. Я всегда своим летчикам говорю, что главное в нашей профессии: на 70 %-  наше здоровье, 30%-  все остальное.

В авиации были требования, которые накладывали табу на алкоголь, курение. Я никогда не курил. Да, я мог иногда позволить себе выпить хороший дагестанский коньяк в компании друзей или один, но не более.Я очень много работаюнад собой. Подтягиваюсь на турнике целых 17 раз. Жена считала, подтвердит (смеется). Рядом с домом парк и хорошее водохранилище. Могу позволить себе иногда поплавать.
У меня очень разнообразная утренняя зарядка: для тела, для глаз и для мыслей. В саду располагается отличный комплекс тренажеров, где я занимаюсь.
Вечером я каждый раз задумываюсь, сказал ли я что-то, что могло кого-то обидеть и за что я мог бы извиниться. Если да, то обязательно извиняюсь потом. После пробуждения задаю себе вопрос «где я?». Отвечаю сам себе, мысленно: «Как хорошо, что не в тюрьме и не в больнице». Вот так и начинается мой день.

-Что бы вы пожелали дагестанцам?

— В первую очередь я хотел бы восстановить человеческую дружбу и уважение друг к другу. Во-вторых, восстановить солнечный Дагестан. В-третьих, создание благоприятного производства. Хотелось бы возвратить русских специалистов. В-четвертых, образование.  Сейчас большой процент необразованной молодежи. Если ничего не изменится, для Дагестана не будет никаких перспектив.
В спорах насчет беспорядка в стране, некоторые говорят, что нужна мощная полиция, кто-то говорит о мощной армии. Более мудрый скажет, что нужна порядочность руководителей. Если руководитель непорядочный, к нему прилипают такие же непорядочные, образуется бутерброд непорядочности, который пробить невозможно. Я бы хотел, чтобы в Дагестане собрали не бутерброд непорядочности, а порядочности.

[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row][vc_row][vc_column width=»1/1″][vc_column_text]img[/vc_column_text][/vc_column][/vc_row]

16:17  19.12.13
0
57

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *