Современные дагестанские женщины активно участвуют в общественной жизни, в политике, занимаются бизнесом, беспрепятственно распоряжаются своим имуществом.
Однако иногда можно услышать мнение, что, женщина должна сидеть дома и растить детей, во всем доверившись мужу, что раньше дагестанки были бесправными и во всем зависели от мужчин, и всем было хорошо. В этой статье мы постараемся выяснить, какими имущественными правами обладали в Дагестане женщины до установления советской власти.
Итак, начнем с того, что имущественное положение женщины в Дагестане определялось мусульманским правом – шариатом и нормами обычного права – адатами. Своим собственным имуществом женщина обзаводилась в основном после замужества. Находясь в родительской семье, девушка никаких прав на семейное имущество не имела, подобно остальным невыделенным членам семьи. Все семейное имущество находилось в руках главы семьи. Даже то, что было заработано лично ею, не являлось ее собственностью. Исключение составляли лишь терские казачки. Как пишет кандидат исторических наук Оксана Мутиева, своим собственным имуществом женщина-казачка обзаводилась еще до замужества, находясь в родительском доме. Взрослые дочери в семье в своих правах на собственное имущество приравнивались к невесткам. В больших неразделенных семьях казаков всем имуществом распоряжался глава семьи – отец. Но имуществом, которое принадлежало невесткам и взрослым дочерям, отец распоряжаться не мог.
В Дагестане собственность женщины, как правило, состояла из приданого, из имущества, которое ей полагалось при заключении брака по мусульманскому обряду (кебин), подарков, полученных ею при выходе замуж от своих родственников и от родственников жениха. Если ко времени ее замужества раздел семейного имущества был произведен, то доля девушки включалась обычно в состав ее приданого. Это то имущество, которое она брала с собой из родительского дома: одежда, постельные принадлежности, предметы домашнего обихода, утварь и пр. Часто в приданое включали скот, а иногда и участок земли. Следует отметить, что землю в приданое и в наследство женщина получала лишь в горной и высокогорной части Дагестана, а также частично в нагорной. На плоскости и в Южном Дагестане женщина по адатам не имела права собственности на землю.
Приданое наряду с подарками, которые невесте делала сторона жениха, а также с кебинным обеспечением составляло имущество женщины, которое она могла забрать с собой в случае развода или смерти мужа. Во избежание различных имущественных споров опись этого имущества скреплялась печатями сельских судей.
Доктор исторических наук Бесханум Рагимова в статье «Имущественное положение женщины в Дагестане (XIX – нач. ХХ вв.)» отмечает, что в отношении приданого дочери права отца были достаточно сильны. «Приданое – в адатах Технуцальского наибства Андийского округа – в случае развода может быть отобрано обратно. Отец вправе распоряжаться отданным в приданое дочери имуществом». В адатах шамхальства Тарковского и ханства Мехтулинского говорится, что если отец, приготовив для своей дочери приданое, во время свадебного пира в присутствии двух свидетелей присутствующим на свадьбе и самому жениху заявит, что такое приданое он ссужает дочери своей на время, не отдает в полное ее владение и возьмет все это от нее обратно, когда ему заблагорассудится, то такое заявление отца, если жених не возразит, считается действительным, и отец после свадьбы имеет право взять обратно все то, что дал дочери своей в приданое.
Обязательным условием заключения брака у мусульман был брачный контракт. Согласно шариату, каждый мусульманин обязан был при заключении брачного договора определить условную сумму денег или имущество (кебин), которые должны были служить обеспечением женщины на случай развода и являлись ее неприкосновенной собственностью. Размер кебина не был одинаковым, величина его сильно колебалась в зависимости от материального положения семьи невесты, ее сословной принадлежности. Кроме того, размер кебина за девушку был больше, чем за вдову или разведенную. Если девушка была красивой, имела высокое происхождение и хорошую репутацию, принадлежала к уважаемому тухуму, то и величина кебина была больше. В случае смерти мужа кебинное обеспечение вдове должно быть выплачено либо свекром, либо братом покойного. Шариат приравнивал неполученный женой кебин к долгам умершего, оставляя за женой право не допускать раздела имущества, пока она его не получит.
Однако женщина теряла право на свое кебинное имущество, если она при свидетелях дарила его мужу. Так, при разделе имущества одного ахтынца в 1860 г., у которого были две жены, одна из жен подала жалобу о невыплате ей кебинных денег, на что другая жена под присягой заявила, что та подарила свои кебинные деньги покойному мужу, а потому не могла рассчитывать на них при получении своей доли имущества.
Помимо приданого и кебинных денег в имущество женщины включались те подарки, которые делали ей жених и его родня во время сватовства и свадьбы, а также то имущество, которое женщина заработала без помощи мужа или приобрела на свои собственные средства. Интересно, что в отношении имущества, приобретенного женой совместно с мужем, не на свои средства, существовали разночтения: по адату такое имущество считалось мужниным, а по шариату – совместным обоих супругов.
Следует отметить, что муж обязан был отвечать по обязательствам своей жены, а жена не несла ответственности по обязательствам мужа.
Еще одним источником получения имущества было наследование за умершим членом семьи. В отличие от адата, по которому женщина, как правило, устранялась от наследования, и имущество умершего доставалось лишь родственникам мужского пола, шариат давал женщинам право на получение своей доли наследства.
Таким образом, несмотря на сложившееся мнение о бесправном положении дагестанских женщин до установления советской власти, горянки имели немало имущественных прав, гарантирующих им достойный уровень жизни.

ЭТО ИНТЕРЕСНО

0 313

0 295

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить комментарий