Махачкала
16.09.2019
1 USD 64.4711 Руб 0.0000
1 EUR 71.5307 Руб 0.0000

В поисках истории

13:03  27.07.16
0
2

В этом году вся Россия отпраздновала 71-ю годовщину с момента окончания Великой Отечественной войны. Эта дата особенно важна для россиян.

53 (1)Во многих семьях по всей России не понаслышке знают, что значит потерять на войне близкого человека: сына, брата, отца, деда. Многие до сих пор не знают, где их близкие: одни из них уже отчаялись, другие же не теряют надежды найти родного человека. Огромную помощь в этом нелегком деле оказывает журналист, писатель Фазил Дашлай, который живет и работает в Ростове-на-Дону, однако ведет поиски ветеранов из Дагестана. Журналист бескорыстно и кропотливо собирает сведения о солдатах Великой Отечественной войны, рассказывает об их судьбах и пытается найти данные людей, пропавших без вести в те годы. Мы встретились с Фазилом Забудиновичем в Махачкале и поговорили о его благородном деле.
– Фазил Забудинович, расскажите, в чем заключается ваша работа и давно ли вы начали поиски ветеранов?
– На фронтах Великой Отечественной войны пропали два брата бабушки и два дедушки. Пропали без вести. С детства я мечтал: когда вырасту, обязательно выясню их судьбу. Так и началось мое увлечение. Из четырех близких мне людей выяснил судьбу двоих. Ну а потом решил помочь таким же, кто мечтал пролить свет на судьбы своих пропавших без вести в ВОВ предков. Я занимаюсь этим более 10 лет, за это время успел выпустить несколько книг по этой тематике. Можно сказать, что это мое хобби, на которое я трачу свободное время. Книга «Светлячки» посвящена ветеранам – детям войны, которые в юном возрасте проявили смелость и стали настоящими героями. Одним из них является Владимир Михайлович Шевченко, удостоенный ордена Красной Звезды, который ушел на фронт в 15 лет. Он же рассказал мне о дагестанце, с которым познакомился в польском госпитале. Его сейчас я и пытаюсь найти. «Дагестанцы на полях сражений в Ростовской области» и «Уроженцы Рутульского района на фронтах ВОВ» – две мои книги, которые я посвятил участникам войны – дагестанцам.
– Реально ли сегодня, спустя столько лет, найти пропавшего в ВОВ ветерана?
– На сегодня вероятность найти кого-то равна максимум 30–40 процентам. И это при том, что с каждым годом совершать поиски становится легче благодаря интернет-проектам «Мемориал» и Книгам Памяти различных регионов России. Когда писал книгу «Уроженцы Рутульского района на фронтах ВОВ», я обнаружил, что в Книге Памяти Рутульского района числятся пропавшими без вести 1 000 человек. Из них удалось найти человек 150, что составляет 15 %. Я думаю, что можно будет установить имена и места гибели еще около 15 %, но найти всех – нереально.
– Случалось ли такое, что пропавшего ветерана искали родственники, в результате находили, и история заканчивалась воссоединением семьи?
– Такие истории могли произойти еще лет 10–20 назад, сегодня же это практически невозможно, ведь прошло уже много времени, многие из ветеранов ушли из жизни. Все, что мы можем сделать, – это постараться установить точное место смерти ветерана, который числится пропавшим без вести, точную дату его гибели. А вероятность того, что они до сих пор живы, очень мала. Бывают случаи, когда фронтовики, числящиеся пропавшими без вести, на самом деле сумели вернуться с войны – их просто по ошибке причислили к пропавшим. К примеру, в книге «Дагестанцы на полях сражений в Ростовской области» записан герой Изудим Бациевич Асланбеков из с. Саситли Цумадинского района. Его имя даже отмечено на мемориальной плите в г. Батайске как погибшего в боях за этот город. На самом же деле он не погиб и в 1985 году был награжден орденом. Такие случаи встречаются довольно часто.
Конечно, происходят и трогательные случаи. Когда я стал впервые доставать документы погибших в плену, нашел документы уроженца Рутульского района, который был записан неверно как Наврузбек Максютов. На самом деле его звали Наврузбек Махсубов. В социальных сетях я нашел его внука, который назван в честь деда. Выяснилось, что сын погибшего в плену солдата жив. Он не помнил своего отца – его забрали в армию в 1939 году, когда сыну было два года. Когда он через 70 лет получил фотографию отца – это был один из трогательных моментов. Или другой случай. В этом году мне удалось установить данные об уроженце села Кучраб Чародинского района. Считался без вести пропавшим, а оказалось, погиб и посмертно награжден орденом Красного Знамени. Племянник героя, ныне подполковник в отставке, Зелимхан Шамхалов об этом написал в «Дагестанской правде» заметку «Последний бой красноармейца Малаева». Конечно, благодарность родственников героя была безмерной. Ради этого и стоит заниматься поиском, чтобы кому-то доставить радость. Узнать о судьбе своего деда или прадеда, пропавшего без вести в ВОВ, – это наша святая обязанность.
– С какими сложностями вы сталкиваетесь, ведя поиски?
– Трудность при поиске погибших воинов заключается в том, что имена более чем 70 процентов уроженцев Дагестана и Северного Кавказа записаны неправильно. Труднопроизносимые для русского языка названия сел, районов, а также имена и фамилии солдат записывали на слух. Конечно, это значительно усложняет поиски. Немало дагестанцев были призваны из Ростовской области. Многие из них погибли в сражениях. Их имена записаны в Книге Памяти Ростовской области, но не увековечены на своей малой родине, в Дагестане. Таких, кстати, много. Одного из них зовут Хаджимуратов Магомед Балаевич, 1914 года, лейтенант, по национальности аварец, награжден орденом Красной Звезды, призван Ленинском РВК г. Ростов-на-Дону. Другой – Омаров Магомед Гаджиевич, написано, что по национальности лезгин, также награжден медалью. Был солдат по имени Николай Магомедов, аварец по национальности. В одном документе записано, что он призывался Ростовским РВК, в другом – Хунзахским. Объяснение тому, почему призывались из Ростова, – простое. Были случаи, когда разбитые в начале войны (1941–1942 гг.) отступающие воинские соединения укомплектовывались в прифронтовых узловых пунктах, например, в Ростовской области. И там, записывая имена солдат, мало беспокоились о том, откуда они родом. Тогда, возможно, это действительно не имело большого значения, а сегодня благодаря таким обстоятельствам найти солдата сложнее.
– Над какими находками вы работаете сейчас?
– У меня есть два интересных документа, в которых я решил разобраться подробнее. В одном документе записан Абабукаров Магомед Абабукарович (обратите внимание, не АбУбАкаров), 1919 года рождения, лезгин. Кстати говоря, многих солдат записывали как лезгинов, хотя на самом деле, они могли быть любой национальности. Был представлен к ордену Отечественной войны II степени, а служил на Северном флоте. Интересный факт: на сайте «Мемориал» есть данные о его гибели, согласно которым он убит в бою 07.09.1944 г., записан в Книгу Памяти Ростовской области, а в дагестанской Книге Памяти его нет. Возможно, это Абубакаров Магомед Абубакарович, 1918 г. рождения, уроженец села Дейбук Дахадаевского района, который был призван местным РВК в 1939 году, а в 1942 пропал без вести.

13:03  27.07.16
0
2

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.