Махачкала
28.10.2021
1 USD 69.8104 Руб +0.2578
1 EUR 81.0289 Руб +0.327

Александр Викторович Костюнин

15:53  01.01.12
0
0

родился 25.08.1964 года в Карелии. Член Союза писателей РФ. Автор книг: «Ковчег души» и «В купели белой ночи». В 2007 году его книга «В купели белой ночи» была признана «Книгой года России». По его произведениям проводится международный литературный конкурс «Купель».

50

Ахи*

Путник, если ты обойдешь мой дом,
Град и гром на тебя, град и гром!
Гость, если будешь сакле моей не рад,
Гром и град на меня, гром и град!

Надпись на дверях

Завершилось мое странствие по Дагестану.
Я перебираю четки, подаренные Керимханом, и вспоминаю… вспоминаю.
Каждое звено, каждая бусинка – еще один аул, еще одна гостеприимная сакля, еще одна встреча на годекане. В облачении дервиша я объехал, обошел все сорок два района. Поставив точку, ритуально сжег обветшавшее одеяние во дворе Мугутдина за день до отъезда…
У горцев есть пословица: «Из одного цветка и змея добывает свой яд, и пчела – мед». Соцветие Дагестан – это духовное богатство и самобытность более тридцати народов, культур, это букет языков и конфессий… палитра природы.
На соцветии под названием Дагестан я кропотливо собирал мед.
Если бы вы только знали, сколько мудрых людей повстречал я на своем пути, сколько песен, легенд, исповедальных хабаров услышал, сколько появилось у меня на родине Расула Гамзатова кунаков… И вдруг озарило: подобная поездка – чудо. Великое чудо, откровение и подарок.
Всевышнему баркала!
Прошла неделя, как я оставил свое сердце там, в горах, и чувство восторга потихоньку вытесняет грусть. Приехать в Страну гор легко, покинуть ее невозможно… Едва расставшись, скучаю по своим названным братьям, скучаю по Дагестану. (Впору об этом возвещать азаном, точно муэдзин.)
Друзья, родственники не могут понять, принять, когда в качестве приветствия я, по привычке, произношу:
– Ассаламу алейкум!
Прошла всего одна неделя, что же будет дальше?
Вспоминаю душевные беседы на годекане, горные извилистые тропы, холодные вершины, сперва такие недоступные, затем смирившиеся и покоренные.
И еще: эту поездку я воспринимаю как поручение свыше…
Если черпать информацию из СМИ, в Дагестане уже давно не осталось камня на камне. Когда только прибыл в Махачкалу (это было в самом начале поездки) супруга дозвонилась по мобильнику и с тревогой спросила: «Сильно ли разрушен город?»
Вернулся в Карелию, на свою малую родину, отправляю книги кунакам, работница почты интересуется: «Дагестан – это Россия?»
Степа полюбопытствовал: «А деньги там какие? Как у нас, так и у них?»
Да, несомненно, рассказать о Дагестане – моя миссия.
Рассказать всем, кому это интересно.
Для начала пооткровенничаю с женой: «В Махачкале разрушения случаются… разрушения ветхого фонда, потому как город строится и хорошеет на глазах». И в доказательство предъявлю фотоснимки.
Проведу разъяснительную работу в отделении связи и раскрою им великую тайну: «Дагестан почти два века находится в составе России».
Степе непременно покажу деньги, которые там в ходу…
Я извернусь убедить страждущих, что Дагестан, Пакистан, Афганистан – не одна и та же страна…
К этой работе, неподъемной, ответственной и одновременно увлекательной – уже приступил. Но торопливость в таких делах – помощник плохой. Как утверждает легендарный Шамиль из Хунзаха: «Аллах не любит спешки в важных делах!»
Сейчас я вам покажу только несколько ячеек будущих сот…
***
Основа каждого государства, любого общества, народа – семья. Это самая бесконечная, непреходящая ценность человечества. Но что мы видим? Страны, достигшие небывалых, бесспорных, невиданных-неслыханных высот в построении демократии и экономики, в вопросах семьи почему-то оказываются отсталыми. Да, видимость есть. Лозунги красивые. Но по сути самой семьи-то нет. Права мужа – отдельно, права жены – отдельно, права ребенка – отдельно. Не дай Бог, мать скажет: «Я тебя пожурю!» или «Отшлепаю!» – ребенка забирают в приют, а мать – в тюрьму. И считается, что это общество наилучшее. Цивилизованное.
Демократические преобразования приводят к тому, что право личности становится выше прав общества. Великолепные достижения! Европа заплатила за них высокую цену – кровью. Но в итоге семьи-то нет! Европа как раз и вырождается лишь поэтому. (Подсчитано: если в семье один ребенок, генофонд общества погибает через сто пятьдесят лет.) Они будут вынуждены вернуться назад и укреплять устои семьи. Или европейские народы растворятся и исчезнут совсем. Как утопический проект. Отомрут, как высохшая, неспособная к плодоношению ветвь яблони.
Совсем другое дело российский Восток. Сегодня в Дагестане слово старшего – авторитетней суда юридического. Решение родителей для детей – высший вердикт.
Да, в Дагестане несколько вольно относятся к соблюдению законов, но здесь есть нечто более важное, чем законы. Здесь есть семейные и общественные ценности. Вековые традиции. Адаты.
Новый президент Магомедсалам Магомедов стремится навести порядок в республике, искоренить взяточничество. Светские методы борьбы отторгаются джамаатом… Однако в Исламе существует неписаное правило: если мусульманин поклянется на Коране и нарушит клятву, то Аллах покарает клятвоотступника и его близких. Причем не важно, верите вы в это или нет: проклятие действует даже на атеистов-кафиров. Шейх-устазу Саиду-Афанди из села Старый Чиркей я высказал идею: «Может, перестать выяснять, кто брал взятки, кто не брал? Пусть каждый чиновник в присутствии духовного лица поклянется на Коране, что не примет мзду с сегодняшнего дня». Саид-Афанди аль-Чиркави идею горячо поддержал. Спросите сами…
Не скрою, пользуясь редким случаем, я обратился к святому старцу с личной просьбой… Нет, я просил не золота и должностей, не жизни вечной…
– Помогите мне написать книгу о Дагестане. Лучшую!
Он обещал.
Адаты в Дагестане имеют огромную силу.
Горцы хорошо знают, как встречать гостей, как провожать. Что должно быть впереди, что сзади. Дети знают место свое, родители – свое, дедушки-бабушки – свое.
А вся Европа иступленно гордится социальными отстойниками – «хоспис» именуются: «Полюбуйтесь, какой заботой мы окружили стариков!» В Америке информируют великовозрастных детей: «Ваша мать умерла. Какие будут распоряжения?» «Похороните, расходы оплачу».
И все!
Все, на что готовы дети.
Мне кажется, это страшно…
На Востоке избавляться от собственных родителей не принято. Это считается предательством и строго запрещено. Харам! Сын, который взял на себя этакий грех, – проклят тухумом. Упрек-вопрос: «Ях-намус?» – стеганет по лицу больней плети.
В Европе всю процедуру погребения норовят обстряпать тихохонько: не дай Бог ненароком омрачить, потревожить соседей. Стараются, чтобы человек ушел из жизни максимально незаметно.
В Дагестане все откладывают, идут хоронить.
В Дагестане – другие ценности.
Майор погранвойск Игорь Сергеевич.
Отслужил в Дагестане двенадцать лет, получил повышение, переводится на новое место службы. Выборг, российско-финляндская граница. Я присутствовал на щедрой отвальной… Познакомились: родом из Нижнего Новгорода, отец, мать, сестра…
Разговорились по душам:
– Не поверишь… Сижу в питерском ресторане с генералами… Принесли счет. Каждый в уме прикидывает и расплачивается только за се-бяаа!.. Ума не приложу, как я буду жить с этими «урусами»?!
– Игорь, а сам-то ты кто?!
– Я-то?.. чернож…пый!!!
Да, на Востоке не все идеально. Было бы просто неумно идеализировать Восток. Если существуют какие-то успехи, преимущества, разумеется, чего-то не хватает. То же самое в Европе с Америкой, где достигнут пик социально-экономических преобразований… В силу физики-математики: где-то – густо, где-то – пусто. (И закон компенсации гласит: «Если одна нога короче, вторая обязательно длиннее!»)
Я думаю, что знаю, чего не хватает в Европе с Америкой…
Там нет искренности.
Там нет душевной теплоты, какую встретил в Дагестане.
Там и богатство – не баракат.
Там все, улыбаясь, интересуются: «How are you?» Но не дай Бог ты остановишься и начнешь рассказывать, как именно ты «хаваешь»… Мало того, никто слушать не будет, все сочтут: «Сумасшедший!»
К сожалению, цивилизация убивает прямодушие и теплоту. Чем больше мы стремимся к цивилизации, тратим усилий, достигая блага ее, тем сильнее теряем Человека в себе. Сейчас-то я точно знаю: самые открытые люди живут в горах. В горской сакле нет «джакузи», удобства – на улице, но зато теплее, искреннее на свете людей не сыскать.
Это истинная правда!
Это так.
Родину не выбирают. Моя малая родина – Карелия, вера – православная. Но это не должно мешать слышать других людей, другие народы. Как говорит Гамзат из селения Леваши: «Я привык спать на левом боку, но тот, кто спит на спине, мне не враг!»
51Сегодня произошло смещение понятий. Когда говорят о диалоге цивилизаций, то в реальности одна цивилизация пытается якобы понять другую. Не нужно понимать! Вникать нужно, изучать нужно. Любить надо ее!
Прошла неделя, как уехал из Дагестана…
И тоска, вселенская тоска… охватывает, когда понимаю, что с людьми, ставшими дорогими, не могу увидеться, когда захочу.
Они запали в душу мою и заняли там особое место:
Мугутдин из Дербента, Майрудин из села Касумкент, Демир из села Ахты, Керимхан из Докузпаринского района, Камиль и Али из Хивского района…
Я перебираю четки-имена…
…Масан из Кураха, Рашид из села Кули, Юсуп из Кумуха, легендарный Шамиль из Хунзаха, Гапар из села Хебда, Магомед из села Генух, Мухтар из Казбековского района, Мурад из Терекли-Мектеба, Магомед из Кизилюрта, Сайгидпаша из Хасавюрта, Гамзат и Арслан из села Леваши, Сабир из Дербента…
Это те соцветия Страны языков, которые даровали мне нектар.
Солнечный нектар мыслей, чувств… нектар слов.
Остается теперь превратить его в мед и вернуть людям.
Кинсабиану! Дерхаб! Сахли!
Или попросту – киндерсах!

 

Карелия, город Петрозаводск, 2010 год

15:53  01.01.12
0
0

Комментариев пока нет, будьте первыми..

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.