Все, начиная от классиков литературы и философии, твердят, что внешняя красота и молодость не вечны. Однако наблюдая за успехами современной медицины, начинаешь в этом сомневаться. Возможности пластической хирургии позволяют изменить формы лица, отдельных частей тела, заметно помолодеть, стать стройнее, красивее и увереннее в себе. Но, как и все на свете, пластическая хирургия имеет свои пороки. О том, как найти хорошего хирурга, избежать неприятностей и о многих других подробностях рассказывает пластический хирург медицинского центра «Целитель», врач высшей категории
Запир Лугуев.

787Пресс-портрет:
Запир Лугуев.
1988 г. – окончил Дагестанский медицинский институт.
1988–1990 гг. – интернатура по хирургии в Ленинградской областной клинической больнице.
1991–1993 гг. – клиническая ординатура по сердечно-сосудистой хирургии в Ленинградском медицинском институте.
Действительный член ОПРЭХ, кандидат медицинских наук, заслуженный врач РД.
В 2003 году получил государственную премию за цикл научных работ по сосудистой хирургии.

 

– Сразу хотелось бы узнать, кто он – грамотный пластический хирург? Достаточно ли получить медицинское образование для того, чтобы работать в этой сфере?
– К сожалению, сегодня каждый, окончив медицинское учреждение, может пройти двухлетнюю клиническую ординатуру и оперировать. Мое отношение к этому резко отрицательное. Дело в том, что в пластической хирургии, как и в общей, случаются осложнения. Если оно возникло, врач должен справиться с этим самостоятельно, а не имея опыта работы в общей хирургии, сделать это сложно. А ведь у пластического хирурга ответственность намного выше, так как к нему приходит абсолютно здоровый человек, и списать осложнение на имеющуюся болезнь нельзя. Оно возникает только в двух случаях: или хирург некомпетентен, или он плохо обследовал пациента до операции. Я считаю, что, окончив медицинскую академию (по любой специальности), человек должен пройти клиническую ординатуру по хирургии, после чего специализироваться по пластической хирургии. Мой стаж работы именно в этой специальности более 30 лет. Во время работы у Н. О. Миланова, главного пластического хирурга РФ, я совершил около 25 зарубежных поездок по Европе и Америке, чтобы познакомиться с другими именитыми пластическими хирургами. Мне нужно было убедиться в том, что я делаю все правильно. К примеру, в Чикаго я поехал к Тому Биксу, который 50 лет назад впервые сделал операцию на веки своей супруге. За две недели усвоил много полезного и нужного в своей практике. И так у многих других специалистов по разным направлениям. Сейчас, к сожалению, редкий врач уделяет столько внимания самообразованию.
– Скажите, должна ли быть какая-то документальная договоренность между пациентом и врачом? Как пациент может сам себя обезопасить?
– Прежде всего, врач должен предоставить сертификат. Он выглядит как диплом и представляет собой документ государственного образца (то есть это не просто бумажка в виде грамоты). В Дагестане на сегодняшний день около 15 пластических хирургов из 50 оперирующих имеют сертификаты. Все остальные – это окулисты, гинекологи, терапевты, педиатры и даже косметологи! Я рекомендую перед тем, как прийти к пластическому хирургу, хотя бы поискать о нем информацию в Интернете. Первое, что вы можете сделать, – зайти на сайт ОПРЭХ (Общество пластических, реконструктивных и эстетических хирургов России), где размещен список сертифицированных пластических хирургов, практикующих на территории РФ. Придя на консультацию, узнать, есть ли у клиники лицензия на оказание услуг по пластической хирургии и документы у самого хирурга. И это адекватные вопросы. Если случилось осложнение или вы недовольны результатом, а врач не может исправить работу, можно законно потребовать определенную сумму за возмещение вреда. При этом надо понимать, что есть такие типы осложнений, в которых обвинять врача некорректно. Например, кровотечение, которое зависит от индивидуальных особенностей человека. Чтобы застраховать себя от разного рода ситуаций, лучше заключить договор. Лично я всегда заведомо оставляю себя виновным, и если пациенту не нравится результат, пытаюсь исправить. Моя главная задача – чтобы пациент ушел довольным.
– А какие пластические операции на сегодняшний день пользуются популярностью у дагестанок?
– На первом месте ринопластика (операция на нос), но я этим не занимаюсь. На втором – веки, а дальше различные вмешательства на лице. За исключением подтяжки лица: на нее решаются особенные смелые, которые не боятся нескольких часов наркоза. Следом по популярности идут грудь, липосакция, ягодицы и голени.
– Знаем, что на сегодняшний день операция по увеличению груди пользуется большой популярностью. А с другой стороны, наиболее частая форма рака среди женщин – рак молочной железы. Скажите, не увеличивает ли операция риск заболевания и не мешает ли, к примеру, грудному вскармливанию?
– Во-первых, вскармливанию детей увеличение груди при помощи имплантов ни сколько не мешает и опасности ребенку тоже не несет. Это научно доказано. Во-вторых, я часто сталкиваюсь с тем, что девушек, решающих изменить грудь, осуждают. А ведь их решение связано с проблемой социальной адаптации. Представьте, девушка, у которой в общем-то все нормально, убеждена, что ее грудь некрасивая. Это убеждение не просто раздражает ее, а мешает нормально жить: она боится раздеться перед любимым человеком, стесняется своей груди. Решившись на операцию, женщина меняется совершенно! Я не осуждаю таких женщин, ведь каждой из них важно хорошо выглядеть и нравиться, прежде всего, себе. Другое дело, когда приходит девушка с красивой естественной грудью. В такой ситуации я ставлю себя на место мужчины, а не пластического хирурга, и объясняю, что на данный момент необходимости в операции нет. И не просто объясняю, а пытаюсь «промыть мозги», вселить мысль, что красивее естественной груди быть не может.
Теперь, что касается первой части вопроса. Пластическая операция не увеличивает риски возникновения рака молочной железы. На одной из конференций с докладом выступил доктор, который благодаря десятилетнему изучению женщин с этим заболеванием пришел к выводу, что те из них, у кого вставлены импланты, подвержены раку молочной железы гораздо меньше. Почему? Дело в том, что у женщин с имплантами грудь имеет особенность остывать. И если снизить температуру нашего тела хотя на 1–2 градуса, то риск развития рака уменьшается в геометрической прогрессии. Измерив температуру молочной железы при имплантах, тот доктор убедился, что она на 1,5–2 градуса ниже. Не зря известная Анджелина Джоли, имея риск заболевания, удалила молочные железы и вставила импланты. Иначе говоря, такая операция ни в коей мере не опасна.
– В последнее время очень популярна коррекция контуров лица и тела с помощью жировой ткани. Расскажите о достоинствах и издержках такой операции.
– Называется эта операция липофилинг или липографтинг. Впервые в мире ее сделал американский хирург Сидни Колман в конце 70-х годов прошлого века. 12 лет назад в Москве я один из первых в России начал заниматься липофилингом: на мой взгляд, при правильной технике можно добиться хорошего результата. Заметьте, при правильной. Недавно стал известен хирург, методика которого называется липомиоструктурирование. «Мио» означает «мышцы». Жир, с точки зрения любого здравомыслящего хирурга, можно вводить только в те участки тела, где он уже есть. В мышцах жира нет. Если вводить его в мышцы, часть его приживется, остальное рассосется. Рассасываясь, на месте жира образуются кальцинаты – каменистые уплотнения. Молодая девушка после такой процедуры будет чувствоваться себя прекрасно. Когда же она достигнет 40-летнего возраста, а кальций и так будет вымываться из костей, у нее начнутся боли. На последствия такой операции мы посмотрим через лет 10.
– Бытует мнение, что пластическая хирургия – это элитно и недоступно. Миф или реальность?
– Это реальность, и это хорошо. Пластическая операция делается не по состоянию здоровья, а по вашему желанию. Но чтобы позволить себе такой каприз, сознание должно созреть. Человек должен жить в достатке, полноценно обеспечивать свою семью, ни в чем не ущемлять себя или своих близких и только потом думать об изменении внешности. А ведь такой уровень благосостояния требует долгих лет упорного труда. Такие люди, даже став богатыми, ценят каждую копейку и знают цену любому труду. При желании я бы зарабатывал огромные деньги, но мне всего хватает. Нельзя забывать, что ты в первую очередь врач. И врач не зря носит именно белый халат – его совесть должна быть чистой, незапятнанной. Это самое главное. Помню времена, когда морозную питерскую зиму я проходил в ботинках без утеплителя и без шапки. Мне было 23, и я просто не мог себе этого позволить. Ходил несколько остановок пешком, чтобы сэкономить рубль и купить семье хлеб. Но зато я прошел этот путь и считаю, что все должны пройти: чтобы ценить и свой заработок, и чужой.

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить комментарий