«Крутой хорошо пишет, а я хорошо играю»

«Крутой хорошо пишет, а я хорошо играю»

Расул Абдулазизов – молодой музыкант. Мы познакомились с ним в одном из ресторанов Махачкалы. Своей профессиональной игрой на фортепиано Расул покоряет сердца многих посетителей ресторана. Но слушая его, никогда не скажешь, что это человек, который когда–то был равнодушен к музыке.

1– Расул, как получилось, что вы стали музыкантом?
– Когда я учился в 6 классе, бабушка записала меня в музыкальную школу на класс фортепиано. Но тогда мне это было совсем неинтересно, мог наиграть какие-то детские песенки, заданную программу и все. Настоящая любовь к музыке возникла чуть позже, когда я уже окончил музыкальную школу.
Однажды я увидел по телевизору клипы Игоря Крутого. Его музыка мне очень понравилась. Я тогда занимался спортом, но даже на тренировки ходил с музыкой Крутого в плейере. Конечно, много есть композиторов, но именно он для меня – волшебник. Его музыка очень повлияла на меня, можно сказать, что она забрала меня к себе.
Потом я бросил спорт и самостоятельно начал заниматься музыкой – подбирал мелодии на фортепиано. Было немного сложно, потому что мне никто не помогал. Но музыка меня буквально поглотила: меня звали обедать, я не шел, сидел за инструментом, меня звали гулять, а я – за фортепиано.
А потом пришло время определяться с профессией. Меня воспитывали бабушка с дедушкой, хотя все равно большее внимание я получал от бабушки. Она не думала, что музыкой можно заниматься серьезно, и хотела, чтобы я выучился на радиотехника. Но я подал документы на факультет музыки ДГПУ.
– Что было для вас сложнее всего?
– Наверное, самая большая сложность была в том, что я не знал нот и боялся, что придется все заново учить. Неуверенность была. Но потом постепенно и уверенность появилась, и опыт.
– Вы не жалеете, что когда-то оставили спорт?
– Нет, совсем не жалею. Потому что музыка мне очень помогает в жизни: плохо ли мне или хорошо, я сажусь за инструмент и играю. Все пропускаю через музыку.
– Ставите ли вы перед собой какие-нибудь цели?
– Я бы хотел познакомиться с Игорем Крутым, пообщаться с ним, послушать его советов.
– Крутой – ваш любимый композитор из современников. А из классиков кого вы любите?
– Бетховена. Я восхищаюсь этим человеком, потому что он писал даже тогда, когда его музыку не понимали. Он знал, что настанет время, когда будущее поколение поймет его, — он писал для нас. Музыка Бетховена – это шедевр. Он ведь глухой был, а когда сочинял «Лунную сонату», уже практически совсем не слышал. Одно дело, когда ты сочиняешь мелодию, находясь во здравии, а другое дело, когда тебе приходится с чем-то бороться. Бетховен не сдавался. Музыка его спасала.
– Расул, а вы сам музыку пишете?
– Да. Когда я сочиняю, я играю с воображением. Придумываю в голове какие-нибудь истории, даже клипы. Часто сочиняю музыку, когда испытываю радостные или грустные эмоции, или же когда что-то вспоминаю из прошлого. Даже сейчас мы с вами общаемся, а у меня в голове уже звучит новая мелодия.
– Отправите свои записи Игорю Крутому?
– Честно говоря, я не думал об этом. Как-то в одной передаче Крутой сказал, что ему конкуренты не нужны, и он не занимается чьей-то раскруткой. Но можно попытаться отправить некоторые записи. Как говорится, попытка – не пытка.
– Вам самому нравится, как вы исполняете произведения Игоря Крутого?
– Да, я даже думаю, что некоторые моменты играю лучше него. Все-таки он – композитор, пишет произведения. Крутой хорошо пишет, а я хорошо играю.
Послушать игру Расула Абдулазизова можно в «Cafe de la Fe»
на пр. Гамидова, 35, «а».

КОММЕНТАРИЕВ НЕТ

Оставить комментарий